СТАС МИХАЙЛОВ: МОЯ ЖИЗНЬ - ДОРОГА К БОГУ...

Его называют самым популярным певцом России и уникальным явлением на современной эстраде. Многие пытаются разгадать феномен его популярности, притом что этот артист редко появляется на экранах ТВ и максимально закрыт для СМИ. 29 декабря 2012 года президент Российской Федерации Владимир Путин в торжественной обстановке присвоил ему звание «Заслуженный артист России». Стас Михайлов – гость нашего номера.

Весной 2013 года в Государственном Кремлевском Дворце прошли два больших сольных концерта Стаса Михайлова с символичным названием «20 лет в пути». Это был очень непростой и долгий путь к сцене, путь становления. И популярность пришла далеко не сразу. Но годы трудов и ожидания стоили того: сегодня Стас Михайлов известен не только как певец, но и как талантливый поэт и композитор. Ни один современный артист не собирает такие аншлаги, его песни поет вся страна. Но мало кто знает, что Станислав Владимирович – верующий православный человек.

Мы встретились на следующий день после его сольного концерта в Ульяновске. В разговоре я почувствовала, что передо мной – очень глубокий человек и эту глубину он отнюдь не скрывает, просто ее мало кто видит… А если кто-то и замечает, то далеко не все придают значение. Станислав Владимирович рассказал о трудном пути к Богу, о духовных исканиях, о главном чуде своей жизни. Дорогие читатели, предлагаем вашему вниманию эксклюзивное интервью Стаса Михайлова газете «Православный Симбирск», которое для православного издания он дает впервые.

СПРАВКА РЕДАКЦИИ

Станислав Владимирович Михайлов родился 27 апреля 1969 года в городе Сочи в семье летчика и медсестры. За время музыкальной карьеры выпустил 15 альбомов, снял десятки видеоклипов и записал не одну сотню песен. Является автором большинства песен, которые исполняет.

Лауреат премий «Шансон Года» в номинации «Артист года» («Радио Шансон»), «Золотой Граммофон» («Русское радио») и фестиваля «Песня года». В 2012 году Всероссийский центр исследования общественного мнения (ВЦИОМ) назвал Стаса Михайлова самым популярным российским певцом. Женат, воспитывает шестерых детей. Проживает в Москве.

ПЕСНИ С ДУХОВНЫМ СМЫСЛОМ

– Станислав Владимирович, как объяснить некоторое противоречие между Вашим медийным образом и тем, каким Вас видят зрители на сольных концертах…
– К сожалению, образ, который мне создали средства массовой информации, не дает многим людям увидеть меня настоящего. Для того чтобы понять меня и мое творчество, надо прийти на мой сольный концерт и все увидеть своими глазами. Для СМИ я закрыт по одной простой причине: что бы я ни сказал, все потом перевирается. Отсюда и берется ложное мнение обо мне: сытый, толстый, самый богатый из списка Форбс и поет три песни из трех нот. Желтой прессе неинтересно мое творчество, для них важны скандалы и интриги. У них одна цель – заработать. Причем любыми способами. А если бы журналистов изначально интересовала другая сторона моей жизни, тогда, наверное, и мой медийный образ был бы другим.

– Вы считаете, что таким СМИ можно противостоять?
– Моя основная задача – петь и сочинять музыку. Зрители приходят на мои концерты и видят меня таким, какой я есть, а что там ложно пишут и говорят, пусть останется на совести журналистов. Конечно, есть люди, которые обманываются и верят во все что угодно. Нам сейчас вообще пытаются внушить, что мы – отсталая страна, что наш народ погибает, что все у нас плохо и мы обречены. Но это не так. Я очень много езжу по стране и могу сказать, что людей думающих, адекватных, добрых гораздо больше! И переполненные залы на концертах – свидетельство того, что мои зрители чувствуют сердцем, душой, им близки духовные темы.

– Предполагаю, что многие даже не знают о духовной стороне Вашего творчества. Как в репертуаре появилась такая музыка?
– Скажу больше: именно такая музыка – это и есть основа моего творчества. Все, что дает мне Бог, то я и делаю со сцены, а насколько это органично получается, пусть судит зритель. Рождение песни словно таинство. Это может случиться в любой момент – утром, ночью, в дороге. Внезапно приходят слова на ум, возникает движение музыки, рождается песня. Я просто пою о том, что пережил, о том, что чувствую. И у каждой из моих песен своя судьба, в них вкладываю душу, можно сказать исповедуюсь через песни...

– На концертах Вы читаете стихи собственного сочинения. А тексты и музыку тоже пишете сами?
– Да, в основном я пою свои авторские песни. Но есть музыка, например, на стихи Есенина. Хотелось бы, чтобы мое творчество оставляло след в сердцах людей. Чтобы мы чуть добрее стали, чтобы задумались, для чего живем, что происходит с нами, почему мы здесь, на земле, и что будет после нашей смерти... Тот короткий промежуток, который нам отмерен, как правильно его прожить? Ну не может человек просто пить, есть и размножаться. У него есть высшее предназначение, духовное, наполненное истинным смыслом. Я пою о том, что наша земная жизнь – это подготовка к вечности. И понимаю сам, что вся моя жизнь – это дорога к Богу. Об этом мои песни «Свет звезды», «Живой», «Душа», «Покаяние», «Святая Русь» «Веди меня, Бог мой» и многие другие. Они невидимой нитью проходят через всю мою жизнь.

– Почему же этих песен не слышно?
– Есть в России такое слово «формат». И эта музыка под формат не подходит, поэтому по радио и ТВ вы слышите совсем другие песни из моего репертуара. Песни о вере не являются массовыми, и это неудивительно. Услышав однажды такую музыку и заглянув в себя, понимаешь, что придется измениться, если ты живешь неправильно... И порой мы пытаемся отогнать эти мысли и больше не слушать то, что, возможно, пробуждает нашу совесть. Поэтому часто сами зрители выбирают другие песни. Конечно, должны быть и песни позитивные, про любовь, про отношения. Но нужна и другая музыка, со смыслом. Музыка, у которой другие цели и миссия. Однако специфика радио и СМИ в нашей стране не подразумевает прокат такой музыкальной продукции. По разным причинам, конечно. В основном из-за того, что люди, которые стоят за всем этим, просто не хотят слышать про Бога. Я много раз встречался с подобным, когда делал первые шаги. Мне везде говорили: «Нет, нам такая тематика вообще неинтересна!» А один раз пришел на беседу с человеком, который, увидев крест у меня на груди, задрожал и сказал: «Тебе я помогать никогда не буду».

– Как Вы пережили тот период жизни, когда Вас не понимали и не принимали?
– Это было непростое время, но оно оказалось полезным для меня как в творческом, так и в духовном плане. Когда в 1992 году я приехал в Москву и здесь предлагал свои песни, их, как правило, тут же выкидывали в мусорное ведро. Иногда приглашали где-то спеть, но все это были абсолютно случайные, бесперспективные выступления. В основном люди, которые встречались мне на пути, убеждали: «Уезжай-ка ты обратно. Такая музыка здесь никому не нужна, ты ничего не добьешься». Пришлось хлебнуть всякого – и безденежья, и даже нищеты. Были дни, когда и поесть было нечего.

– А с таким репертуаром, большая часть которого – песни духовного содержания, Вы не опасаетесь потерять часть своих зрителей?
– А что мне бояться, если Бог со мной? Я сейчас специально сделал программу с симфоническим оркестром, она бьет все рекорды. Поразительная вещь! Но люди сами хотят разговора на духовные темы, как бы они ни скрывали это желание. Кому-то мешает пойти в церковь статус, они боятся. Иногда в силу консервативных взглядов на жизнь или воспитания люди не идут в храм. Но любая душа все равно ищет Бога, тянется к своему Творцу. Ведь настоящее, живое всегда больше волнует людей. И я делюсь тем, что беспокоит меня самого, чем страдаю сам, как грешный человек. Люди пропускают это через призму своего мировосприятия, и что-то в них просыпается… И если на моем концерте хотя бы один человек оттаял и получил то, что он хотел услышать, значит, все не зря.

«Я ОТКАЗАЛСЯ ПРОДОЛЖАТЬ ВОЕННУЮ КАРЬЕРУ»

– Станислав Владимирович, как складывался Ваш профессиональный путь?
– Когда в старших классах встал вопрос, куда пойти учиться, я задумался: чему же себя посвятить? Решил продолжить семейную династию и поступил в Минское училище гражданской авиации. Школу окончил хорошо, но точные науки, признаюсь, давались мне с большим трудом. Математика и физика – основы для будущих летчиков, а я гуманитарий по природе. Однако семь месяцев там все-таки отучился, а потом в одночасье решил, что это не мое. Как полагается по уставу, написал рапорт с просьбой об отчислении и письмо отцу, чтобы забирал домой. Отец приехал быстро, а вот из училища меня отпускать не хотели. Уговаривали, чтобы оставался… Только бы Михайлов пел на смотрах художественной самодеятельности, отстаивая честь училища (смеется).

– Но все-таки Вы ушли из авиации. А что потом?
– Потом была служба в армии. Я служил в Ростове-на-Дону при штабе ВВС Северо-Кавказского округа. Мне предлагали продолжить военную карьеру, но пришлось отказаться. Дальше была учеба в Тамбовском институте культуры. После чего вернулся в Сочи. Устроился работать на студию звукозаписи. В моей семье не было профессиональных музыкантов. Но у меня всегда было желание петь, и я к этому очень долго шел. Вспоминаю, что даже в детском саду, когда все дети фотографировались с плюшевыми зайками и машинками, я снялся с игрушечной гитарой. А первым аккордам меня научил мой старший брат Валера. Он, как и наш отец, был летчиком, но трагически погиб в 27 лет вместе со всем экипажем вертолета. Валера всегда очень много значил в моей жизни. Царствия ему Небесного. Потеря близкого человека тоже повлияла на мой приход к Православию…

– Какое отношение к религии было в Вашей семье?
– У нас православная семья, все крещеные. Меня крестили еще в младенчестве в Грузии, нарекли Святославом. Родители не были очень набожными людьми, но воспитывали нас с братом по библейским принципам. Они привили нам простые истины, азы, которые помогают мне до сих пор. Отец мне всегда говорил: «Никогда никому не завидуй и будь доволен тем, что есть». Учил, что, когда тебя обижают несправедливо, за себя не заступайся. Заступайся за других. И это не пустые слова. Он и сейчас своим примером всегда воспитывает. Дай, Господи, здоровья моим родителям!

– Станислав Владимирович, а с чем был связан Ваш приход к вере?
– Это был 1997 год. Тогда я жил в Питере, и поводов для радости у меня, мягко скажем, было немного, а вот пожалеть себя хотелось... Может, подобные моменты кому-то знакомы, когда свое уныние и неудачи люди пытаются утопить в вине. У меня был момент отчаяния. Я не знал, что делать. Мне не на что было жить. Ничего не складывалось. Но я не хотел огорчать родителей и говорил им, что все у меня хорошо. Но разве можно обмануть маму? После смерти моего брата она мне сказала: «Сынок, ты у меня остался один. И если ты будешь пить, я умру от горя». Все. Этого было достаточно. После разговора с мамой я стал со слезами на глазах молиться перед Владимирской иконой Божией Матери. Четко помню это состояние, когда не знал, как вообще дальше жить. Когда тебя прижало к стене, и нет выхода. Когда ты уже просто не знаешь, к кому обращаться, когда кричишь от безысходности… В этот момент тыобращаешься к Богу, не зная, как правильно, толком не умея, но сердечно, своими словами, искренне. Ты начинаешь искать Того, Кто тебе в этот момент больше всего необходим! Тогда душа и открывается Христу… Вот так у меня все и было.

– Без воли Божией ничего не случается…
– Конечно, и я уверен, что Господь в особые периоды жизни посещает каждого. Но как только мы сами начинаем мнить себя «богами», то тут же «получаем по шапке»… Как начинаются трудности, начинаем барахтаться, как малые дети, бояться всего и только тогда обращаемся к Творцу. А ведь нужно каждый день к Нему обращаться, благодарить за все, что с тобой происходит. И Бог никогда не оставит в беде.

– Что было самым сложным на пути к Богу?
– В начале воцерковления даются резвость духа и такой подъем, что, кажется, горы свернешь, будто Господь на руках несет. Наверняка похожие чувства переживает каждый новоначальный. Но тут недалеко и до прелести. Было тяжело, когда у меня не было духовника. Но я старался придерживаться золотой середины, царского пути. Когда начинаешь воцерковляться, то медленно и постепенно приходишь к тому, что жизнь твоя меняется. Но это вовсе не значит, что все становится в розовом цвете, наоборот, как у меня, например, было: ничего не получалось, вдруг свалился груз проблем и испытаний. Тяжелым был и период непонимания со стороны близких, окружающих. Надо мной начали откровенно смеяться: мол, Михайлов совсем «поехал», с бабушками в Крестный ход ходит. Начали спрашивать: «Что с тобой? Зачем тебе это?» На меня стали смотреть, как на человека ненормального. Очень кстати тут слова преподобного Антония Великого: «Придет время, когда люди будут безумствовать, и если увидят кого не безумствующим, восстанут на него и будут говорить: «Ты безумствуешь», – потому что не подобен им». Я благодарен Ьогу, что Он дал мне сил и разума, чтобы спокойно это все пережить.

– Вера словно открывает глаза...
– Безусловно. Главное, я стал четко понимать, что все в нашей жизни связано с Небом. Почему мне плохо? Потому что неправильно живу! Потому что неправильно поступаю. Кто виноват? Сам виноват. Свое «я» всегда надо ставить на правильное место. Не когда тебя хвалят – гордиться: «Это я, это моя заслуга!» А когда неудачи постигают, признавать: «Я виноват, сам не прав». Благодаря вере действительно открылись глаза, пришли ответы на главные вопросы в моей жизни…

– Почему же Ваш путь к большой сцене был таким долгим?
– Призвание артиста – дарить радость, любовь, затрагивать души, быть нужным людям. Уверен, что с артистов и спрос будет особый. Ведь когда перед тобой многотысячные залы, ты несешь огромную ответственность за свои слова и действия. И если твое творчество не созидает, а разрушает – это страшно. Многие пытаются понять, что во мне такого особенного. Ищут разгадку какого-то феномена, а на самом деле все просто: я во всем уповаю на Господа и живу для людей, ради которых выхожу на сцену. И сцена для меня – не просто работа... А что касается популярности – это мой крест, а не награда. Творчество – не развлечение и не самолюбование, а титанический труд и ответственность. Прежде всего перед Богом, Который дает мне силы жить и творить. Должно быть, для того чтобы я все это понял, путь к сцене и был таким долгим.

– А возможно при такой славе спастись от «звездной болезни»?
– Поскольку я пришел на сцену уже в зрелом возрасте, упоение славой меня мало беспокоит. В 1994 году я познакомился с этим пороком не понаслышке, испытал его на себе, но Бог вовремя вразумил. Неконтролируемый поток популярности, юный возраст и неокрепшая душа в сумме дают жуткую смесь. Когда был далек от Православия, все думал: почему кто-то живет и у него все получается, я же никому не нужен и брошен в этой жизни? А претензии надо было адресовать самому себе! Сейчас я живу по другому принципу. Все грехи – это мое, все заслуги – Бога. Без Него не было бы сейчас ни меня, ни моего творчества, ни моих песен. Был бы вообще сейчас Стас Михайлов как артист и как человек? Не знаю, куда бы меня занесла жизнь, если бы не пришел к вере... Многих моих сверстников уже нет. Многие сбились с пути. Ведь без почвы, без веры, без Христа человек погибает, прежде всего духовно.

«МОИ БЛИЗКИЕ – ВЕРУЮЩИЕ ЛЮДИ»

– Напряженный гастрольный график не мешает духовной жизни?
– Это непросто, но я стараюсь. Почти через день выступаю с концертами в разных городах. Бывает, готовлюсь к Причастию, но вечером не успеваю на службу, читаю правило ночью и утром исповедуюсь батюшке, что слабо молился, постился. Говорю все как есть, он благословляет. Духовник иногда дает мне некоторые послабления. Но это не повод расслабиться. Он всегда находит правильные слова, я всегда прислушиваюсь. Без него было трудно… Помню, встретился мне один молодой священник. Я на тот момент только первые шаги в Москве делал. Никого не знаю в этом городе, у меня груз переживаний, проблем, исканий. Зашел в церковь, мы с ним разговорились, я поделился, что хочу петь, а он мне резко: «Бросай это бесовское занятие». Мол, все актерство – от лукавого. Тогда в моей и без того измученной душе случился настоящий кризис… Почему бесовское? Почему я должен все бросить? Что значили его слова? Не мог понять. Словом, меня еще больше это замкнуло. Уже позже встретил своего духовника.

– Вы практически всю страну объездили с гастролями! Где Ваше любимое место?
– По традиции стараемся посещать святые места в том городе, где у нас проходит концерт. Конечно, особо родным сердцу является столичный храм Иоанна Предтечи на Пресне, куда еще до знакомства ходили с моей супругой Инной. Где мы собственно и познакомились. В Москве у меня много любимых мест. Очень люблю Даниловский монастырь. Благоверный князь Даниил – Небесный покровитель Москвы. Когда у меня был первый концерт в столице, я пошел именно к нему. И мысленно попросил у него благословения, чтобы выступить здесь… Верю, что его молитвами Господь явил ко мне милость, и все сложилось в моей жизни так, как должно было быть. В Троице-Сергиевой Лавре бываю. И, конечно, не могу не сказать о Святой Землея…. Там я был много раз, но хочется снова и снова. Надо просто попасть туда однажды и ощутить это.

– Как проводите свободное время?
– Все мое свободное время проходит в дороге, и лучше использовать его с пользой. Обычно я читаю духовную литературу, жития святых. Это помогает познать себя, обрести душевный мир. Из любимых – святитель Игнатий Брянчанинов, Авва Дорофей, Феофан Затворник. Читаю Евангелие. Его можно всю жизнь читать и каждый раз открывать по-новому. Из современных авторов люблю профессора Осипова, Кураева. Вот сейчас читаю отца Серафима (Роуза). Мне особо близки его слова о том, что все религии чем-то хороши, но только Православие открывает Небеса…

– В чем Вы видите главный минус публичной профессии?
– С появлением публичности никак не миновать того, что тебя везде узнают. Это мешает, когда, например, хочется сосредоточиться и просто помолиться в храме. Внимание людей ко мне порой отвлекает от службы. Но это издержки профессии, и они для меня ожидаемы. Ты понимаешь, что себе уже не принадлежишь. Я не имею права раздражаться и негодовать, так как сам выбрал этот путь.

– Быть на виду – это всегда напряжение. Как восстанавливаете силы?
– Я люблю тишину и уединение. Оно мне просто необходимо в силу специфики моей работы. Семья придает силы. Но, к сожалению, очень редко вижу своих родных. И когда выдается время, хочу провести его с близкими. Мы идем в храм, причащаемся. Благо, что мое окружение: семья, близкие друзья – верующие люди.

– Семье артиста наверняка приходится тяжелее, чем обычным семьям. Как удается сохранить семейный очаг?
– У нас, как и в любой православной семье, есть правило: муж – глава семьи, а мужу глава – Христос. Ведь семья – это малая Церковь, где главный – Господь. Так стараемся и жить. Любовь, уважение, духовное родство между нами – это важнее всего. С моей супругой Инной мы встретились уже взрослыми людьми. Это была не случайная встреча. Главное, что мы с ней понимаем друг друга и смотрим в одну сторону. У меня очень сложный характер. Думаю, что жизнь со мной – это в каком-то роде испытание для нее. Меня часто нет дома, я горячий, вспыльчивый человек. Поначалу было как коса на камень. От своих принципов не откажусь никогда. Меня не сломить, это невозможно. И ей, как женщине, приходится быть разумной. Благодаря ее мудрости во многом и стоит наша семья. В любых семьях люди ругаются, ссорятся. И наша семья не идеальная, а самая обычная.

– У Вас шестеро детей! Что видите главным в их воспитании?
– Я уверен: чем больше детей в семье, тем лучше. Ведь это счастье! Каждый новый ребенок – это неповторимое чувство, всеобъемлющее, которое невозможно передать словами. В прошлом году мы вновь испытали большую радость – у нас родилась дочка Маша. Для меня крайне важно научить детей всю свою жизнь сочетать с верой. Это как раз тот фундамент, на котором растет личность. Прежде всего стараюсь правильно организовывать детям физическое и особенно духовное развитие, чтобы они выросли порядочными и ответственными людьми. Важно воспитать в детях страх Божий. Вот когда ты боишься обидеть тех, кого любишь – проецируй наверх. Господа тем более не хочется обидеть! Если будут с Богом, тогда, точно знаю, все у них получится.

– Какое событие Вы можете назвать самым большим чудом Вашей жизни?
– Самое страшное воспоминание у меня связано с 2000 годом, когда мой сын Никита заболел тяжелым и опасным заболеванием. Мы могли потерять его... В больнице ему сделали необходимые процедуры и на выходные отпустили домой. Он перестал есть и пить. Только через капельницу. Малышу стало совсем плохо, к вечеру он уже головы не поднимал от подушки. Как сейчас помню, в воскресенье я повез сына не к врачам в больницу, а в церковь. И после Причастия произошло настоящее чудо – Никита попросил пить! А потом очень быстро пошел на поправку… В понедельник сдаем анализы, и уже ничего нет! Мы победили болезнь без медикаментов, без тяжелых курсов лечения, без всего. Говорю как есть. Бог спас моего сына, и это было главное чудо моей жизни! Конечно, тогда я сильно укрепился в вере.

– А есть поступки, за которые стыдно?
– Я живой человек. Как и все, подвержен страстям, искушениям, может даже в большей мере, так как человек публичный. Я не идеальный, грешу, ошибаюсь. Но Господь всем дает шанс. И не бывает греха, чтобы Бог не простил, кроме тех грехов, в которых мы не раскаялись. В Правиле к Причастию есть такие слова: «Даждь мне, Господи, прежде конца покаяния…» И покаяться никогда не поздно. Даже на смертном одре. Ведь что происходит в душе человека в предсмертный час, лишь одному Богу известно. Главное, чтобы не получилось, как у одного неверующего коммуниста, который в старости говорил: «Вот буду умирать, тогда и покаюсь». А в последний момент, когда по просьбе родственников батюшка пришел его исповедовать, старик онемел и не смог ни исповедоваться, ни причаститься. Вот об этом надо молиться, чтобы такое не случилось с нами. Страшно, когда не видишь своих грехов и оправдываешь себя. Все мы грешим и падаем. Но главное, чтобы хватило духа встать и пойти дальше. Своих сил никогда не хватит, без Бога не справимся.

– Что бы Вы хотели пожелать читателям «Православного Симбирска»?
– Родные мои, никогда не забывайте Небо, и Небо никогда не оставит вас. Приглашаю всех вас на мои концерты и прошу молитв! С любовью, ваш Стас Михайлов!

– Станислав Владимирович, благодарим за интервью. Пусть Господь хранит Вас и Ваших близких!


Беседовала НАДЕЖДА ЗЕМСКОВА.

Газета "Православный Симбирск" № 15 (359) от 14 августа 2013 г.

Все новости раздела




Новости митрополии

Проекты, реализующиеся при поддержке Симбирской епархии, номинированы на соискание Национальной премии

Проекты, реализующиеся при поддержке Симбирской епархии, номинированы на соискание Национальной премии

Продолжается региональный этап национальной премии «Гражданская инициатива». Премия была учреждена в 2013 году Комитетом гражданских инициатив в целях поиска и поддержки гражданских лидеров, которые реализуют социально значимые проекты

В Неделю перед Воздвижением архиерейское богослужение состоялось в Спасо-Вознесенском соборе

В Неделю перед Воздвижением архиерейское богослужение состоялось в Спасо-Вознесенском соборе

24 сентября, в Неделю перед Воздвижением, митрополит Симбирский и Новоспасский Анастасий возглавил служение Божественной литургии в Спасо-Вознесенском кафедральном соборе города Ульяновска.