Храм для чтимой святыни

Собор в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина» – одна из двух городских церквей, уцелевших в годы безбожной власти. Мало кто знает, что этот храм строился специально для одноименного образа Царицы Небесной и изначально задумывался как временный. Но нет ничего более постоянного, чем временное...

  

Трепетная встреча 

В 1911 году в праздник Успения Божией Матери в Симбирске в три часа дня на железнодорожном вокзале состоялось большое торжество: встреча прибывшей с Афона иконы Божией Матери «Неопалимая Купина». Образ встречали клирики церкви во имя Всех святых (храм находился на месте ДК им. Чкалова). К вокзалу стекались тысячи людей из Симбирска и окрестных деревень. В торжестве принял участие исполняющий должность губернатора князь А. А. Ширинский-Шихматов. Как сказано в газетах того времени, «погода благоприятствовала торжеству». 

Интересная деталь: икона предназначалась для церкви в поселке Куликовка, которая еще не была построена, но уже относилась к Всехсвятскому приходу. По чьей просьбе и на какие средства она была написана, история умалчивает, сообщая лишь, что благотворителем был «некто из благочестивых жителей Симбирска». Вероятно, неизвестный жертвователь захотел сохранить свое имя в тайне. 

Приблизительно через полгода было замечено, что по молитвам перед святыней совершаются чудесные исцеления. К ней стали стекаться верующие самых разных сословий, из разных уголков города. Весть о чудесах распространялась очень быстро и дошла даже до Сибири, Крыма, Кавказа, откуда начали приезжать паломники; стали приходить письма из Московской губернии, Ростова-на-Дону, Тамбова и других городов с рассказами об исцелениях по молитвам перед Симбирской иконой Божией Матери. Помощь получали даже иноверцы. 

 

Временный храм 

В конце 1911 года у одного почитателя чудотворной иконы – жителя Симбирска В.В. Обухова зародилась мысль: пока не построен новый, большой и благолепный храм для святыни, построить в Куликовке временную деревянную церковь, где бы могли совершаться молебны перед иконой без стеснения прихожан Всехсвятского храма. Эту мысль поддержало и городское духовенство. Уже 9 мая 1912 года (по старому стилю) церковь была освящена. 

Новый храм имел два престола – главный в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина» и во имя святой великомученицы Варвары. Колокола находились на звоннице, которая располагалась северо-восточнее алтаря. Севернее храма был построен дом для причта (сейчас в нем трапезная и крестильня). 

Главная святыня, ради которой и создавалась церковь, – чудотворная икона Божией Матери – была установлена в храме с правой стороны на особом возвышении. Перед ней повесили целый шатер из лампад, принесенных в дар от получивших исцеление по молитвам Пречистой Деве. Образ всегда был украшен цветами. Поток паломников к нему не прекращался. Перед иконой постоянно служились молебны и акафисты. На первых порах храм не имел своего причта и являлся приписным. 28 сентября 1912 года указом Святейшего Синода Богородице-Неопалимовский приход стал самостоятельным. Одновременно к нему назначили священника и псаломщика. Сначала Первая Мировая война, а потом революционные годы помешали строительству просторного храма для чудотворной иконы, временный так и остался постоянным. В июне 1930 года в церкви были сняты и изъяты колокола. 

 

Расколы и репрессии 

Храм прошел и через два основных раскола, существовавших в 1920–30-х годах в России – сначала григорианский, а потом – обновленческий. В 1936–1937 годах прокатилась волна репрессий, обрушившись на священнослужителей Неопалимовской церкви.  

Власти решили закрыть храм, подготовив провокацию. 26 сентября 1937 года было заведено специальное дело с названием «О церковной контрреволюционной группе в Неопалимовской церкви г. Ульяновска». Священнослужителям вменялось в вину то, что «в церкви, на почве общности интересов, направленных против советской власти, существовала контрреволюционная организация». По этому делу в октябре-ноябре были арестованы все священнослужители и даже сторож. Решением «тройки» УНКВД по Куйбышевской области к расстрелу были приговорены священники, протодиаконы, иподиакон и псаломщик. 

В конце 1937 года храм закрыли. Поскольку официального документа еще не было, все имущество сохранялось в церкви. 15 апреля 1940 года было принято решение о закрытии храма. Церковное имущество предполагалось ликвидировать, а здание использовать под кинотеатр. Но открыть его так и не успели – помешала война. 

 

Война и лжемитрополит

В начале Великой Отечественной войны, 13 октября 1941 года, в наш город были эвакуированы как представители управления Православной Церкви во главе с митрополитом Сергием (Страгородским), так и представители управления различных раскольников и сектантов. 

В это время Богородице-Неопалимовский храм был открыт и стал кафедральным собором раскольников-обновленцев – здесь с 13 октября 1941 служил обновленческий лжемитрополит Александр Введенский, эвакуированный в наш город. Именно в этой церкви в конце октября 1941 года Введенский присвоил себе сан «патриарха». Из-за негативной реакции народа он отказался от этого сана и оставил за собой лишь чин «первоиерарха» и «митрополита». Два года спустя Александр Введенский вернулся в Москву. 

В это время советская власть взяла курс на ликвидацию обновленчества и к 1944–1945 годам успешно его завершила. 

 

В лоне Православия 

Богородице-Неопалимовский храм вновь стал православным! 26 марта 1944 года епископ Ульяновский Димитрий (Градусов) направил Святейшему Патриарху Сергию телеграмму такого содержания: «Состоялось торжественное принятие Куликовской общины храма. Благоволите засвидетельствовать правительству чувства благодарности и радости верующих». Храм после служения в нем обновленцев был вновь освящен. 

В 1944 году в описи имущества значилось также два престола, но придел именовался уже не во имя великомученицы Варвары, а во имя святителя Николая. Когда произошло переименование, точно неизвестно. 

В 1953 году был выполнен внутренний ремонт храма: исправлен фундамент; обшиты фанерой, оштукатурены, окрашены стены и потолок; обшиты тесом стены и окрашена крыша; установлен новый иконостас. В 1958 году штат храма состоял из настоятеля, трех священников, диакона и трех псаломщиков. 

Кафедральным собором епархии тогда был Казанский храм, находившийся на улице Водников (современной улице Корюкина, ныне не существующий), но симбирские архипастыри часто служили и в Богородице-Неопалимовском храме. Один из наиболее известных архиереев – архиепископ Иоанн (Братолюбов). В 1959 году епархию закрыли, а владыка, как докладывал уполномоченный по делам религий, – «сокращен». Будучи за штатом, он продолжал жить в Ульяновске до самой кончины. Часто служил в Богородице-Неопалимовском храме, здесь же было совершено и его отпевание. 

 

Главный храм благочиния 

После закрытия епархии в 1959 году все храмы города и области перешли в ведение куйбышевских (самарских) архиереев, а Неопалимовский храм стал главным храмом Симбирского благочиния Куйбышевской епархии. Именно сюда приезжали архиереи во время посещения Ульяновска: митрополит Мануил (Лемешевский), управлявший Куйбышевской епархией с 1960 по 1965 год, – исповедник, который провел много лет в лагерях и сохранил силу веры; митрополит Иоанн (Снычев), 25 лет возглавлявший Куйбышевскую кафедру.  

В 1959 году закрыли Казанский кафедральный собор и в Неопалимовский храм было передано почти все его имущество. 

Точная дата ликвидации Никольского придела не установлена, однако известно, что в 1971 году в церкви было два престола, один жертвенник, одни царские врата и семисвечник. В 1977–1978 годах в храме выполнен масштабный ремонт. Произведена реставрация иконостаса: он был расчищен от старых наслоений краски, покрыт левкасом с последующей шлифовкой, лакирован и позолочен. В 1978 году покрашены крыша и фасад храма. 

В 1970-х годах крестильня и ризница располагались в подвале храма. Ризы не проветривались, соответственно, тлели. 17 апреля 1986 года приходским советом было подано заявление в Ленинский райисполком Ульяновска с просьбой разрешить сделать пристрой левого алтаря для хранения риз и два пристроя при центральном входе для регистрации таинств, хранения утвари, а также для обслуживающего персонала, который находился в храме. Одновременно была высказана просьба подключить храм к центральному отоплению. 

Но ни одна из этих просьб не была удовлетворена, кроме подключения к центральному отоплению. Поэтому в конце 1980-х годов бывший клирос у северной стены храма переоборудовали в ризницу и под ней устроили дополнительное помещение. 

Левый клирос переместили на то место, где раньше располагался сначала Варваринский, а потом Никольский придел – на северную часть солеи, симметрично правому хору. 

 

Кафедральный собор 

В 1989 году, с возобновлением Симбирской архиерейской кафедры, Богородице-Неопалимовский храм как самый большой из сохранившихся в городе действующих храмов стал кафедральным собором. Бывший дом причта, расположенный к северу от храма, в котором долгое время находилась амбулатория, возвращен Церкви, и в нем на первое время разместили епархиальное управление. А после его перехода в более достойное здание, бывший дом причта сделали крестильней. 

В 1991 году был перестроен алтарь храма – его значительно увеличили в размерах. 

С началом восстановления Воскресенско-Германовского собора и временным объединением причтов обоих храмов, штат был увеличен. Статус кафедрального сохранялся за храмом до ноября 2010 года, когда архиерейская кафедра была перенесена в Воскресенско-Германовский собор. Однако статус собора за Богородице-Неопалимовским храмом сохраняется и по сей день. 

 

Александр Киселев 

Газета “Православный Симбирск” № 18 (530) 2020 г.