Источник чудес

Святой праведный Алексий, пресвитер Бортсурманский, просиявший на рубеже XVIII-XIX веков в Нижегородской земле, известен на сей день не так широко, как его современник, преподобный Серафим Саровский, или святой праведный Иоанн Кронштадтский. Но на малой родине старца, в окрестностях села Бортсурманы Пильненского района Нижегородской области, почитание его всегда было весьма велико.

Даже после революции, когда по округе кровавой волной прокатился красный террор, когда закрыли и разгромили Успенский храм в Бортсурманах, сравняли с землей кладбище – люди не дали уничтожить могилу святого: она оставалась центром паломничества и поклонения. И на ней  происходили чудеса…

С недавних пор в России существует благотворительный фонд святого праведного Алексия Бортсурманского. Президент фонда – Александрина Вигилянская, дочь протоиерея Владимира Вигилянского; а имя супруги отца Владимира, писателя и поэта, лауреата Патриаршей премии Олеси Николаевой хорошо известно людям православным, и при том, читающим.

Вигилянские – прямые потомки праведного Алексия; отцу Владимиру он доводится дедом с четырьмя «пра», Александрине, ее брату и сестре – с пятью.

Случилось, однако, так, что семья Вигилянских долгое время не знала о родстве со святым: железные ветры ХХ века разорвали связи между поколениями. До святого предка дошла-докопалась Александрина Владимировна, заинтересовавшаяся историей священнического рода Вигилянских. Это было для нее полной неожиданностью… и подлинным Божиим чудом: о своем расследовании и конечной находке она подробно рассказала в публикации «Не я искала – меня нашли» (для журнала Саратовской митрополии «Православие и современность»). Здесь сообщим коротко: поиски привели Александрину в село (в прошлом – город) Курмыш Нижегородской области, к зданию местного дома культуры: на самом деле это был храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы, и в нем служил прапрадед Александрины священник Алексий Вигилянский:

Восстановленный храм с. Курмыш

 

«Я вышла из машины и долго смотрела на то, что осталось от церкви прапрадеда. Ходила кругами, прикасалась к кирпичным стенам, и радость сменялась болью — прямо в алтарной апсиде вырублена дверь, над которой табличка: «Курмышский дом культуры». Вскоре начала собираться молодежь, и из храма послышалась залихватская музыка дискотеки…»

Но у Александрины были уже сведения об отце священника Алексия, иерее Павле Вигилянском – в середине XIX  века он служил в Успенском храме соседнего с Курмышом села Бортсурманы: это храм возрожден и действует. Доехав до Бортсурман, наша героиня попала прямо на праздник – был день обретения мощей святого праведного Алексия Бортсурманского, который, как уже сказано, тоже служил в Успенском храме: Александрина услышала об этом святом впервые. А купив за свечным ящиком его краткое житие, узнала, что жена ее предка, иерея Павла, была внучкой святого, а курмышский священник отец Алексий Вигилянский – соответственно, приходился ему правнуком… Каким же потрясением это стало для Александрины:  «Мне казалось, что я попала на пир в Горнем мире, что раздвинулись все границы, и уже нет ни времени, ни пространства. Я вернулась к самой себе, к тому состоянию, в котором, наверное, только и должен существовать человек – к оглушительному переживанию веры: с такой силой и глубиной оно – в моем нерадении – могло открыться только при встрече с подлинным чудом, дарованным по милости и любви Божией, незаслуженно, совершенно задаром».

Святой праведный Алексий Гнеушев (1762-1848) – уроженец села Бортсурманы. Он окончил Нижегородскую семинарию, в 22 года стал диаконом, через 13 лет – священником, и всю свою жизнь служил в одном храме, в родном селе. Есть сведения, что в молодости он не был примером благочестия для прихожан, и священником считался нерадивым: но Господь знает, как вовремя уязвить душу человека во спасение его. Отец Алексий отказался идти к умирающему – исповедовать и причащать его среди ночи; раздраженно бросил близким больного, что тот доживет уж как-нибудь до утра. Но больной до утра не дожил, а когда священник Алексий, ведомый заговорившей совестью, пришел все же в его дом – он увидел у смертного одра ангела с Чашей в руках… Это видение произвело в обычном сельском батюшке духовный переворот; он стал настоящим аскетом, много молился, возрастал в Христовой любви и благоговении. Люди шли к нему отовсюду, по его молитвам они исцелялись от страшных болезней, обретали душевный мир. Погорельцам и другим нуждающимся отец Алексий, подобно святителю Николаю, тайно, по ночам подбрасывал деньги. В последние годы земной жизни отец Алексий не служил уже в храме, передав его тому самому «внучатому зятю» – иерею Павлу Вигилянскому; оставшееся время старец посвятил исключительно молитве и окормлению страждущих, ни с кем из них, впрочем, не вступая в долгий разговор.

Канонизация Алексия Бортсурманского шла не совсем простым путем: процесс, начатый в 1913 году, был приостановлен, несмотря на огромное количество собранных епархиальной комиссией свидетельств. Не исключено, что причиной послужил тот самый скептический настрой, который задержал прославление преподобного Серафима Саровского, внесенного в святцы лишь волевым решением императора Николая II. А священник из Бортсурман, которого, кстати, Саровский старец знал и почитал, канонизирован только в 2000 году, Архиерейским собором Русской Православной Церкви, благодаря усилиям архимандрита Дамаскина (Орловского).

«Вознесе Господь бездну смирения твоего превыше небес и дарова нам имя твое во источник предивных чудес…» – поется в тропаре святому праведному Алексию, пресвитеру Бортсурманскому. Конечно, после такого чуда – встречи со святым предком – Александрина Вигилянская не могла бездействовать, оставить в поруганном состоянии курмышский храм.  Она боролась за него не в одиночку: ее поддержало много людей, и в Курмыше, и в Москве, и по всей России. При участии епископа Лысковского и Лукояновского Силуана (Глазкина) удалось добиться возвращения Богородице-Рождественского храма Церкви: но это было только начало сложнейшего, многотрудного процесса его возрождения.  Сейчас восстановление идет с максимально возможной активностью, хотя до обретения храмом былого благолепия еще очень далеко. Все делается на народные деньги, по принципу «с миру по нитке» – Божиим промыслом и молитвами святого Алексия ниточки сплетаются в чудесную ткань. Страничка Александрины в социальной сети дышит радостью и благодарностью ко всем, кто помогает в святом деле: «Победа, победа, победа! Металлические строительные леса приехали в Курмыш. 63 секции! Целый грузовик!

Леса прибыли из села Воронино Городецкого района – от прекрасного, уже отреставрированного кладбищенского храма в честь Казанской иконы Божией Матери – их нам практически пожертвовали дружественные реставраторы, которые прониклись нашим делом. Мы заплатили за леса всего 30 тысяч рублей, плюс 9 тысяч стоила доставка. Большую сумму мы никак не смогли бы осилить.

Теперь нам осталось купить только доски для настилов… Ура, друзья! Все сбывается! Как же долго я этого ждала. Слава Богу!»

Александрине Владимировне удалось найти дневники святого праведного Алексия. В 1913 году комиссия, готовившая его так и не состоявшуюся тогда канонизацию, увезла их из Бортсурман в Симбирск, и они много лет хранились в Ульяновском архиве. В настоящее время и дневники, содержащие много чудесных видений и откровений,  и все имеющиеся на сей день свидетельства о святом Алексие Бортсурманском изданы отдельной книгой в издательстве МДА.

Семья Вигилянских считает своим долгом прославлять святого праведного Алексия, рассказывать о нем людям. 22-23 августа Александрина Вигилянская и Олеся Николаева посетили Ульяновск – Симбирск, город, имеющий прямое отношение к судьбе святого: при его жизни Курмыш и Бортсурманы входили в состав Симбирской губернии, и именно здесь решался в свое время вопрос о его канонизации. Александрина и Олеся Александровна привозили икону святого (работа иконописца Дмитрия Трофимова) и ковчег с частицей его мощей.

Марина Бирюкова

№ 16 (552) 25 августа 2021 г.