С заботой о душе

Зачем вести праведную жизнь, если можно покреститься и покаяться перед смертью?

Отвечает протоиерей Димитрий Савельев, настоятель Богоявленского храма села Прислониха:

Перед обсуждением этого непростого вопроса следует определиться в понятиях.

Праведной называют жизнь, которую человек проживает, стремясь к исполнению заповедей Божиих. Не всегда это намерение осуществляется полностью. Можно даже с уверенностью утверждать обратное: в абсолютной полноте все заповеди Божии исполнить невозможно. Об этом знали еще первые христиане. Апостол Иаков писал: «Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем» (Иак. 2, 10). Но, наверное, читатель, задавший вопрос, имел в виду не абсолютную праведность в ее предельном теоретическом выражении, а чисто житейское понимание этого качества, заключающееся в личном желании жить христианской жизнью так, как это оказывается для человека возможным, «как получается». Это житейское понимание и примем за отправную точку в нашем разговоре.

Теперь несколько слов о мотивах читательского любопытства.

К сожалению, наши опыты христианской жизни часто оказываются неудачными. При каждой следующей неудаче мы снова и снова вспоминаем ставшие поговоркой крылатые слова В.Черномырдина: «Хотелось, как лучше, а получилось, как всегда». В конце концов, мы отчаиваемся в своей способности к христианской жизни. Вот тогда, в минуту сомнений и уныния, лукавый дух подсказывает нам этот хитрый выход из проблемной ситуации. Можно просто жить, не оглядываясь на Закон Божий, а в конце жизни покаяться сразу за все случившиеся его нарушения так, чтобы для новых грехов уже не осталось ни времени, ни сил. Тогда можно надеяться уйти в вечную жизнь в достаточно приличном духовном состоянии, свободным от совершенных ранее грехов. Кажется, что логика этого совета безупречна. Можно, оказывается, и жизнь прожить без усилий и разочарований, и оставить себе возможность избежать суда Божия за все то, что мы в этой жизни накуролесили. И разумеется, в качестве вдохновляющего примера нам напоминают евангельскую историю о благоразумном разбойнике. Чем мы хуже?

У предлагаемого способа спасения весьма длинная история. Конечно, до этой хитроумной мысли додумались не мы с вами, а язычники, впервые услышавшие апостольское благовестие. При всей симпатии к новому учению многим язычникам не хотелось сразу менять привычный образ жизни. Поэтому они откладывали крещение до преклонного возраста, а некоторые почти до последних дней жизни. Именно так поступил, например, создатель первого в мире христианского государства византийский император Константин Великий. Вряд ли можно заподозрить равноапостольного императора, внесшего неоценимый вклад в дело утверждения христианства в мире, в сомнениях в вере. Видимо, при определении времени своего крещения он следовал какой-то традиции, сложившейся тогда в его окружении.

Теперь порассуждаем о том, насколько эффективна предлагаемая рекомендация, имеющая, как оказывается, долгую историю ее применения. Сначала об эффективности внутренней. Каждый христианин стремится к целостности своей души. Хочет жить в мире с совестью, в единстве слова и дела, в согласии между велениями долга и влечениями сердца. Нарушение этого внутреннего единства отзывается в душе болезненными противоречиями и горькими угрызениями совести. Если вся прожитая жизнь настраивает нашу душу на эгоистический и гедонистический лад, на потакание нашим слабостям и служение страстям, то вряд ли можно надеяться на то, что в последнем покаянии мы волшебным образом возненавидим грех и возлюбим добродетель. Скорее всего, уста наши проговорят правильные слова, подходящие к ситуации исповеди, а сердце будет с ними не согласно. Оно останется верным тем радостям, которые волновали и воодушевляли его в прежние годы. В результате душа окажется неспособной к той последней исповеди, на которую так рассчитывали древние язычники и продолжают надеяться их современные последователи. О внутренней противоречивости подобного покаяния честно поведал миру великий отец Церкви блаженный Августин Иппонский в своей книге «Исповедь». Рассказывая о своих попытках исправления жизни, он вспоминал о молитве, с которой обращался к Богу в молодые годы: «Добрый Боже, дай мне целомудрие и умеренность… Но не сейчас, о Боже, еще не сейчас!» К сожалению, для многих христиан, этот момент «сейчас», в отличие от блаженного Августина, не наступает никогда.

Конечно, многие могут возразить, что слабыми человеческими силами никто не сможет победить всю мощь греховной поврежденности мира и нашей собственной души. Могут сказать, что на это никто и не рассчитывает. Но, как известно, «сила Божия совершается в немощи» (2 Кор. 12, 9). Древние язычники всерьез надеялись не на себя, а на преображающую мощь таинства Крещения, из купели которого они собирались выйти совершенно «другими людьми». Однако, в отличие от язычников, у нас нет подобной наивной веры. В надежде на последнее покаяние мы не столько ожидаем кардинального изменения своей личности, сколько именно хитрим, не желая ничего в себе серьезно менять. В этой детской хитрости мы подобны тому нерадивому студенту, который не столько хочет того, чтобы в последнюю ночь перед экзаменом собраться с силами и выучить трудный предмет, сколько мечтает о том, что его на экзамене как-нибудь чудесным образом «пронесет».

К сожалению, «не пронесет». Здесь я хочу поговорить о внешней эффективности обсуждаемой стратегии спасения. Многие люди, увы, не доживают до старости, на период которой они откладывают свое благочестивое намерение «подумать о душе». Кто-то погибает на войне или от несчастного случая, кто-то оказывается жертвой болезни, жертвой преступления, автомобильной катастрофы или стихийных бедствий. Всех причин преждевременной и скорой кончины перечислить невозможно. Но даже если удается миновать эти опасности, где гарантия того, что в преклонном возрасте мы окажемся в состоянии исполнить задуманный в молодости план? Многие пожилые люди покоряются старческой немощи и оставляют все прежние надежды и намерения. Кто-то оказывается в окружении атеистически настроенных родственников, воспринимающих желание христианского покаяния как старческую блажь, каприз, на который не стоит обращать внимания. Наконец, кого-то постепенно побеждает старческая деменция или болезнь Альцгеймера, слабоумие, когда даже мыслей прежних в голове не остается. Что тогда? Наши шансы спасения в последнем покаянии стремительно уменьшаются.

«Но позвольте», – слышу я голос моих оппонентов, – «никто, ведь, и не рассчитывает на собственные силы и возможности! Мы же надеемся на помощь Божию!» Должен вас огорчить! Господь помогает только тем, кто действительно стремится к спасению всем сердцем, всей душой, всем разумением своим, кто на самом деле старается изо всех сил, а не откладывает дела своего спасения в долгий ящик. Господь порой намеренно не совершает того чуда, на которое мы так легкомысленно рассчитываем. Наверное, почти каждый священник может вспомнить случай из своей практики, когда он буквально совсем немного не успевал к одру больного, ожидающего исповеди и причастия. Вместо человека, может быть, готового к внутреннему преображению, священник находил безжизненное тело, совсем недавно покинутое душой. Лично у меня язык не поворачивается назвать подобные события случайными.

В сегодняшнем разговоре я привел несколько аргументов против откладывания заботы о душе на последние этапы жизни. Но как тогда мотивировать себя на эту трудную духовную работу? К сожалению, я не могу порекомендовать здесь никаких чудодейственных рецептов. Добрый результат требует необходимого для его достижения труда. Хочешь иметь сильное и здоровое тело, – полюби физкультуру и здоровый образ жизни. Хочешь похудеть – не обойдешься без длительной и порой трудной диеты. Хочешь выучить иностранный язык – придется заниматься им так напряженно и долго, пока не заговоришь. Хочешь иметь здоровую душу – придется полюбить труд духовный. Без усилий ни в какой области успехов достигнуть невозможно. И желательно начинать их прикладывать прямо сейчас, пока жизненные силы еще окончательно не израсходованы на решение второстепенных проблем или какую-нибудь ерунду.

№ 15 (551)11 августа 2021 г.