Главная / Митрополит / Слово Архипастыря / Строительство храмов в новых районах жизненно необходимо

    Строительство храмов в новых районах жизненно необходимо

    Владыка Лонгин о строительстве храмов, новом духовенстве и канонизации святых

    Десять лет назад, в июле 2012 года, была образована Симбирская митрополия. На территории некогда Симбирской и Мелекесской епархии появились три самостоятельные епархии: Симбирская, Мелекесская и Барышская. Сегодня мы беседуем с главой митрополии — митрополитом Симбирским и Новоспасским Лонгином о том, как этот процесс повлиял на епархиальную жизнь, и о том, какие храмы и кадры нужны нашему городу.

    – Владыка, на Ваш взгляд, как разделение епархий повлияло на церковную жизнь?

    – Я считаю, что церковно-административная реформа по разделению епархий и увеличению количества кафедр, которую инициировал Святейший Патриарх Кирилл, это самое главное деяние в церковной жизни последних  десятилетий. Проблема эта не просто назрела в Русской Церкви, она перезрела. Огромные размеры епархий и очень небольшое количество архиереев были   постоянным источником проблем и  нестроений в церковной жизни.

    То, что епархии были разукрупнены — это очень хорошо, так как до этого были места, куда нога архиерея не ступала десятилетиями, а то и столетиями. Когда один архиерей управляет областью, по размерам превышающей средней руки европейское государство, он физически не может справляться с массой обязанностей, которые у него есть. Реформа же привела к более правильному распределению сил. Конечно, как и все реформы, она неизбежно столкнулась и продолжает сталкиваться с трудностями, но ее благотворность и своевременность для меня лично несомненны.

    – С Вашим приходом на Симбирскую кафедру тоже появилось новое «деление» – новые благочиннические округа. Для чего это было сделано? Какие вопросы решает благочинный?

    Это было сделано с той же целью — совершенствования церковного управления. Благочинный – это священник, который, как свидетельствует само наименование, следит за тем, чтобы все было «благообразно и по чину»: за правильностью и регулярностью совершения богослужений и за всем, что происходит в церковной жизни в его округе. Он призван побуждать духовенство к более точному и ответственному исполнению своих обязанностей.

    – Владыка, Вы ознакомились с жизнью всех приходов Симбирской епархии?

    – Да, я был везде. Служил пока не на всех приходах, но познакомился лично с жизнью каждого.

    – Планируется ли открытие новых храмов в городе?

    -Это необходимо. Храмы нужны, их крайне мало, особенно в новых микрорайонах города. Сейчас решаем с администрацией вопрос о выделении нескольких участков как на правом, так и на левом берегу Волги.

    – В этом году 10 лет исполнилось и со дня установления Собора Симбирских святых. Как проходит процесс подготовки материалов для канонизации?

    В епархии есть комиссия, которая занимается этими вопросами. Сегодня в большинстве епархий подавляющее количество святых, которых можно прославить, — новомученики. Поэтому подготовка материалов для канонизации – это, в основном, работа в архивах. Если мы знаем какого-то священнослужителя, которого неоднократно арестовывали, который был в лагерях, ссылках, то надо найти его следственные дела, изучить их, посмотреть, нет ли там компрометирующих показаний. К лику святых новомучеников причисляются те, кто выдержал этот чудовищный адский конвейер пыток, истязаний, мучений, допросов, избиений и при этом продолжал свидетельствовать о Христе.

    – В Ульяновской области есть много примеров народного почитания не новомучеников, а блаженных. Фактор народного почитания может стать определяющим при выборе?

    – Фактор народного почитания важен, но и в таких случаях нужно крайне внимательно изучать свидетельства современников об этом человеке, письменные или устные. Почему этого человека считали подвижником, как он относился к Церкви, ходил ли он в храм, причащался ли? Все это надо изучать с рассуждением. Нужно собирать и свидетельства о чудесах по молитвам к этим почитаемым людям.

    – Владыка, история епархии насчитывает уже 190 лет. Вопрос, чаще всего возникающий в разговоре о разрушенных святынях: будет ли восстановлен Троицкий собор? Целесообразно ли это?

    – Троицкий собор – это сердце города. Это не только святыня – это и памятник погибшим в Отечественной войне 1812 года, и общественный центр жизни города своего времени. Здесь происходили знаковые для Симбирского края события, зачитывались важные государственные акты. Поэтому о его восстановлении должно болеть сердце не только у архиерея и верующих людей, но и у всех горожан. Безусловно, это важное дело, к которому должно приложить усилия большое количество людей.

    Однако, если говорить о целесообразности, то, на мой взгляд, как я уже сказал, сначала необходимо построить несколько храмов в новых районах. Это жизненно необходимо и для людей, и для Церкви. Нужно воспитывать новое духовенство, которого катастрофически не хватает. А строительство собора я воспринимаю как некий завершающий шаг в процессе восстановления церковной жизни на Симбирской земле после разгрома, совершенного в ХХ веке.

    – К вопросу о подготовке новых кадров. Мы знаем, что в Ульяновске планируется открытие Учебного центра по подготовке церковных специалистов. Расскажите, пожалуйста, о том, кто там будет учиться и для чего?

    – Если Бог благословит, этот центр откроется в новом учебном году. Это будет трехгодичное учебное заведение. Его выпускники могут быть рукоположены в священный сан (в отличие от выпускников светских вузов по специальности «Теология»), а также смогут поступить после окончания центра сразу на третий курс семинарии. Учиться в нем будут те, кто хочет стать священнослужителями, и те, кто хочет систематизировать свои знания о богословии и церковной жизни.

    – Будет ли Учебный центр взаимодействовать с отделением теологии УлГПУ?

    – Обязательно. Скорее всего, значительная часть воспитанников центра будет параллельно обучаться на этой специальности в университете.

    – Владыка, Ваш архипастырский путь – длиной почти в 20 лет. Что поменялось за это время в церковной жизни, в людях?

    Очень многое.  Из тех, кто пришел в Церковь в 1980-е – 90-е годы, многие уже ушли из жизни. Они застали очень счастливое время. Для приходящих в храм Церковь стала исполнением и завершением их жизненного пути. У них была ни с чем не сравнимая радость обретения веры, Бога, подлинного смысла жизни. Они были готовы отказаться от всего, даже от каких-то прежде важных для них ценностей, ради следования за Христом.

    За это время в Церковь пришли другие люди, и даже уже не одно поколение. Сегодня у нас есть то, о чем 30 лет назад можно было только мечтать. Церковная жизнь стала более основательной, структурированной. Но такого горения, к сожалению, уже нет.

    – В чем главная радость для архиерея?

    – В правильном течении христианской жизни верующих людей, церковной жизни епархии. Радость – новые люди в храмах. Новые храмы. Новое духовенство – молодое, целеустремленное, благоговейное.

     

    Беседовала Ксения Манякова