Главная / Медиа / Газета "Православный Симбирск" / О первой литургии на Симбирской земле

    О первой литургии на Симбирской земле

    В истории Православия на Симбирской земле особым событием, зафиксированным в летописи, является первая Божественная литургия, которая была совершена в праздник Преображения Господня в 1552 году. Этому историческому событию, 470-летие которого мы празднуем в 2022 году, предшествовали необычайные обстоятельства.

    Многотысячное войско молодого царя Ивана IV Васильевича прошло по малозаселенной тогда территории Симбирского края, направляясь к Казани. Великий праздник Преображения Господня, встреченный в походе, предзнаменовал будущее преображение всего нашего края.

     

    Свидетельства древней молитвы

    Необходимо отметить, что и до первой литургии на территории Симбирского края звучала молитва. В летописи указано, что еще в 990 году великий князь Владимир после Крещения Руси направил в земли волжских булгар философа Марка Македонянина, ставшего первым христианским миссионером в Среднем Поволжье.

    Между столицей Киевской Руси и городом Болгар существовал сухопутный путь, часть которого пролегала по территории современной Ульяновской области. Одним из поселений на этом отрезке пути было Старомайнское городище, где археологи обнаружили объемный древнерусский медный крестик с шариками на концах. Ульяновский археолог Александр Кожевин указал, что по аналогии с подобной находкой из Болгарского городища, крестик может быть датирован XII-XIII веками.

    Присутствие христиан на Старомайнском городище в XII-XIII веках было обусловлено не только торговыми связями. После Батыева нашествия значительное число людей из Руси было угнано в Орду, о чем свидетельствовали путешественники тех лет. Для окормления христиан в столице Орды – Сарае, при содействии великого благоверного князя Александра Невского, была основана православная епархия.

    Мог ли священник Сарайской епархии совершить Божественную литургию на Старомайнском городище для тех русских верующих, кто там оказался? Никаких письменных источников, которые подтвердили бы подобное предположение, нет. Недостаточно и археологических данных. Однако исключать такую возможность нельзя.

     

    Божественная литургия в военном походе

    Достоверное свидетельство о первой Божественной литургии на Симбирской земле относится к 1552 году. Именно в этот год Среднее Поволжье было присоединено к Русскому царству в результате казанского похода войска царя Ивана IV.

    Ульяновский профессор Владимир Гуркин проследил по летописи путь царских воинов по Симбирскому краю. Выступив из Москвы, войска двумя колоннами достигли среднего течения реки Суры, где в нее впадала река Барыш, и находилось Баранчеево городище (сейчас село Барышская Слобода Сурского района Ульяновской области). Такой глубокий маневр был предпринят для отражения нападения крымского хана и ногайцев.

    У Баранчеева городища 21-летнего царя встретили послы воевод крепости Свияжск и чувашские старейшины. Иван Васильевич отобедал с ними и велел готовиться делать многочисленные мосты через Суру, а также очищать путь в трудных местах. В ходе разведки мест переправы был установлен сторожевой дозор на Белой (Никольской) горе у Суры, что послужило основанием Промзину городищу (сейчас рабочему поселку Сурское Ульяновской области), прославившемуся чудесным обретением иконы святителя Николая Чудотворца.

    На следующий день после переправы наступил праздник Преображения Господня. В походной церкви у речки Кивать (сейчас Киватка в Сурском районе) была совершена литургия. Ее отслужил принимавший участие в походе духовник царя, клирик Благовещенского собора Московского Кремля протоиерей Андрей, которому впоследствии суждено было стать митрополитом Московским Афанасием.

    В Никоновской летописи Владимир Гуркин нашел свидетельство о совершении богослужения во время похода 1552 года: «15-й стан на речке на Кивате; тут царь благочестивый дневал на благолепное Преображение Господа нашего Иисуса Христа; и того дни государь причастился неизреченных Таин Христовых, такоже и князь Владимир Андреевич. И сподобляется государь благодати Святаго Духа и вооружается благочестием на нечестивых и радостною надежею благодати Христовы шествует путь свой».

    Вместе с царем и его двоюродным братом в богослужении принимали участие воеводы и дружинники. Вероятно, молились на литургии оглашенных и некрещеные местные жители: одной из целей похода было и распространение христианства.

    20 августа 2007 года в память о первом богослужении на Симбирской земле, в селе Кивать Сурского района священники Владимир Дмитриев и Георгий Колчин, вместе с профессором Владимиром Гуркиным, археологом Александром Вискалиным, директором Никитинской средней школы Сергеем Клевогиным и жителями села установили поклонный крест на месте, где находился храм во имя великомученика Димитрия Солунского. На следующий день, по благословению приснопамятного архиепископа Симбирского и Мелекесского Прокла (Хазова), там была совершена Божественная литургия под открытым небом.

     

    Поле битвы – сердце человеческое

    Царь Иван IV считал участников похода 1552 года героями и мучениками. Выражением этого воззрения была икона «Благословенно воинство Небесного Царя», заказанная Иваном Васильевичем (иллюстрация ниже). Ее иконописцем считается уже упомянутый митрополит Афанасий. Икона находилась у южных врат Успенского собора Московского Кремля возле царского места. Образ вместе с местом царя, украшенным рельефами на сюжет «Сказания о князьях Владимирских», должен был демонстрировать преемственность власти московских царей от великих князей киевских и владимирских. Сейчас он хранится в Третьяковской галерее.

    На иконе изображено шествие воинов, в рядах которых присутствуют святые. Все воинство во главе с Архангелом Михаилом, восседающим на крылатом коне, шествует от города, очищаемого огнем, к Небесному Иерусалиму, где Младенец Иисус на коленях у Своей Матери дает венцы ангелам, летящим навстречу воинам.

    После похода молодой Иван IV был удостоен особой чести. Его сравнили со святыми правителями – Константином Великим, Владимиром Святославичем, Александром Невским и Димитрием Донским. Однако впоследствии «с высоты славы, счастья и блага» Иван Васильевич «низвергнулся в бездну», как писал наш земляк Николай Карамзин. До сих пор большой загадкой для историков остается произошедшая в зрелые годы перемена в душе царя, превратившая его в тирана, по велению которого были убиты митрополит Московский Филипп (Колычев), а также боевые товарищи по казанскому походу, с кем правитель в 1552 году причащался Святых Христовых Таин на Симбирской земле.

    «Сердце человеческое – поле битвы, где темные силы борются с Богом», – отмечал Федор Достоевский. В библейской истории суду Божию над народами часто предшествовало ожесточение сердец их правителей. Апостол Павел в Послании к римлянам, указывая на безграничную власть Господа над судьбами людей и народов, писал: «Итак, кого хочет, милует; а кого хочет, ожесточает» (Рим. 9, 18).

     

    Антон Долматов