Главная / Медиа / Газета "Православный Симбирск" / Газета «Православный Симбирск» 2022 год / Протоиерей Геннадий Фаст: «Я не помню себя не знающим Христа»

    Протоиерей Геннадий Фаст: «Я не помню себя не знающим Христа»

    В конце ноября в Ульяновске прошел региональный этап XXXI Международных Рождественских образовательных чтений. На пленарном заседании форума с докладом выступил протоиерей Геннадий Фаст – настоятель абаканского храма во имя равноапостольных Константина и Елены, библеист, миссионер, богослов. Священник рассказал корреспонденту «ПС» о своем жизненном пути и пастырстве.

     

    – Отец Геннадий, Вы родились в протестантской семье. Когда Вы познакомились со Христом и полюбили Его?

    – Я не помню себя не знающим Христа. Колыбельные песни я слышал о Спасителе. К десяти годам мы с мамой полностью прошли историю Ветхого и Нового Заветов. Когда мне было 10 лет, двоюродная сестра подарила мне Евангелие на немецком языке. Это был «родник воды живой». Я забыл обо всем на свете, уходил подальше и жадно читал. Слово Божие меня покорило. С тех пор не могу от него оторваться.

    В 10–11 лет я сознательно покаялся перед Господом, будучи еще в протестантстве. Мне объяснили, что нужно покаяться перед Богом в своих поступках, и я все сделал, как мог на тот момент. Когда мне было 15 лет, однажды после богослужения было предложено остаться на покаяние, а я думал, что и так уже покаялся. Я побоялся и ушел, хотя внутренний голос призывал остаться. Так повторялось три раза – я трижды убегал от покаяния. В это же время Господь дал мне пережить нечто очень загадочное. Он дал мне испытать две адские муки – тьму кромешную и бездну. Я понял в буквальном смысле, что значит слово «бездна». Она «без дна». Страх заключался в том, что падение не имело конца. Словами это невозможно передать – физическая и в то же время запредельная бездна и кромешная тьма. Что мне оставалось делать? Молиться в аду невозможно. Об Иисусовой молитве в то время я и не слышал, но, когда я произносил имя «Иисус», оказавшись на коленях, падение в бездну прекращалось. Не помню, как долго это длилось. Такое состояние повторялось три ночи. После первого раза я уже знал, что делать. Я вставал на колени и призывал имя Спасителя. Второй раз был слабее, чем первый, а третий – чем второй. Трижды я убежал от Господа, и трижды Он дал мне побыть в аду, – в бездне и кромешной тьме. И трижды имя Господа «Иисус» меня спасло. Я твердо знал теперь: «нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4, 12). Я познал, что Иисус Христос – мой Спаситель. Как человек, которого вытащили из воды, твердо знает, что спасение произошло на самом деле, так и Господь стал абсолютной реальностью для меня.

     

    – Когда Вы соприкоснулись с православной верой? Как Вы поняли, что именно в ней сможете обрести спасение души?

    – Во время учебы на пятом курсе Томского университета я беседовал о Священном Писании с православным человеком. Любой протестант хорошо знает слово Божие. Я же потерпел крах в важнейших вопросах о спасении, что стало для меня настоящим потрясением. Это не было состязанием или дуэлью. Речь шла о том, что Христос принимается не только верой и покаянием, но еще и сакрально через таинства. После этой встречи последовали семь месяцев мучительных поисков ответов на вопросы. В библиотеке Томского университета я получил доступ к творениям святых отцов. Целый месяц не выходил из читального зала. Изучал труды святителей Амвросия Медиоланского и Иоанна Златоустого, Тертуллиана и других авторов. Передо мной вдруг открылся мир Церкви и мир восприятия Христа в таинствах.

    Затем я встретился с удивительным священником – отцом Александром Пивоваровым (+2006). Если первый знакомый меня «молотом сокрушил», то батюшка «елеем исцелил». В 1977 году от его рук я принял Святое Крещение и вошел в православие, окунулся в полноту богопознания и восприятия Христа, которую не дает протестантизм.

     

    – Ваши родители были глубоко верующими людьми. Как они отреагировали на Ваш переход в другую конфессию?

    – Очень болезненно. Папа по натуре человек «Христовой простоты» – ему далось это легче. Отцу казалось, что внешнее не имеет большого значения. Маме было тяжелее. Каждый из нас по-своему это переживал, но разрыва отношений никогда не было. Мы по-прежнему любили друг друга, но получилось так, что я принес в семью «не мир, но меч» (ср.: Мф. 10, 34). Для них это была серьезная и глубокая рана. Они отошли в мир иной будучи протестантами. Кроме меня мои родители вырастили еще двух сыновей. Мы со старшим братом (по профессии он математик-астроном) уверовали и приняли православие. Средний брат остался в протестантизме.

     

    – Вы с юности серьезно занимались физикой. Как в Вас «уживались» вера и наука? Упиралось ли научное знание в основы мироздания?

    – Стать физиком я захотел в восьмом классе, и стал им. Наука приводила меня в восторг и восхищение, и никакого противоречия между наукой и верой во мне не возникало. Проблема была несколько иная – в отношении между атеизмом и верой. Во времена «оголтелого» атеизма неверующие относились к вере как к пережиткам, а верующие к атеизму – как к чепухе: «Сказал безумец в сердце своем: “нет Бога”» (Пс. 13, 1). И атеисты, и верующие жили каждый в своем мире. А я так не мог и не хотел, поэтому честно вникал в атеизм и изучал его. У меня, как у корабля при сильном, шквалистом ветре, мачты скрипели, но никогда не ломались. Я тщательно искал ответы на свои вопросы. Мне нужен был не какой-нибудь, а доподлинный ответ, и Господь давал его. Всю жизнь я бесконечно благодарен Богу за то, что Он открыл мне действие Святого Духа в реальности. Преподобный Симеон Новый Богослов учит считать ересью мысль о том, что невозможно познать Святого Духа, что в Него нужно только верить. В Послании апостола Иуды, брата Господня, есть такие слова: «Назидаясь в святейшей вере вашей, молитесь Духом Святым» (ср.: Иуд. 1, 20). Молиться Духом Святым – это не просто благочестиво, благоговейно и искренне молиться. Это состояние, когда Дух Святой Сам внутри человека молится, а человек является лишь площадкой. Оно приходит и уходит непостижимо. Именно это действие Третьего Лица Святой Троицы дало мне радость торжества над атеизмом. Законы теоретической физики, удивительной красоты математическое описание законов мироздания лишь подтверждали: Кто-то великий и мудрый создал этот мир. Физику я люблю до сих пор и в моменты отдыха читаю научные труды.

     

    – Что повлияло на Ваш выбор оставить науку и стать священнослужителем? Когда Вы приняли духовный сан?

    – Тогда, в 10 лет, когда в моих руках оказалось Евангелие, я понял, что хочу стать священнослужителем. Но не представлял, как это будет, ведь православных священников на тот момент я ни разу не видел. Поэтому сначала я хотел стать верующим ученым. Когда принял Крещение, моя душа начала стремиться только к богопознанию и служению Христу. Благодаря тому что меня дважды выгоняли из университета за веру, этот процесс ускорился. В 1980 году меня рукоположили в сан диакона.

     

    – В советское время, когда люди боялись крестить детей и носить крест на груди, каким гонениям со стороны власти Вы подвергались?

    – Сначала я учился в Карагандинском университете. После четвертого курса меня отчислили – поставили незачет по научному коммунизму, хотя все остальные оценки у меня были отличные. Потом я восстановился в Томском университете с потерей курса. После окончания вуза получил предложение работать на кафедре. Я открыто свидетельствовал о вере, за что мне велели оставить работу. Окончив семестр и выставив студентам оценки, я ушел и стал пономарем. С тех пор с храмом не расставался. В 1985 году против меня возбудили уголовное дело. Пришло время отсидеть срок за распространение заведомо ложных сведений, порочащих советский государственный, общественный строй. На второй день Пасхи было назначено судебное заседание, но мне объявили, что дело закрыто в связи с отсутствием состава преступления. Я попал в последнюю волну арестов и судов над людьми за веру. В 1987 году начались освобождения всех осужденных.

     

    – Вместо серьезного изучения физики Вы стали глубоко заниматься богословием и писать книги. Как Вы начали писать? В каком году вышла Ваша первая книга? Какой из Ваших трудов Вам особенно ценен?

    – Писать я начал в первом классе – сочинял сказки и записывал их в толстой тетради. Я всегда писал. В десятом классе, например, был создан трактат об апостоле Петре. Есть написанный во времена студенчества трактат «Духовная оптика» на немецком языке. Моя первая изданная православная книга – это «Толкование на Апокалипсис». Я работал над ней в возрасте 25–27 лет. На сегодня издано 18 книг. Мои книги – это мои дети. Я не могу выделить среди них особенную. Все они разные и по-своему дороги мне.

     

    – Вы служите в Церкви уже более 40 лет. Жизнь меняется на Ваших глазах. Как меняются люди?

    – Люди меняются внешне. Внутри же они, как образ Божий, остаются теми же. Это константа. Мое служение началось в поздние советские годы, в период богоискательства. Я видел умных, творческих, харизматичных молодых ребят, многие из которых проходили через хиппи, рок, Толстого или физику, как я (смеется). Это был удивительный образ человека – думающего и ищущего смысл жизни. Таких людей объединяло наличие внутреннего стержня. Многие из них впоследствии стали священниками, монахами. Во времена перестройки в храм вдруг пошли другие люди – более грамотные и состоявшиеся в жизни, чем те, что уже были в Церкви. В храм шли профессора, народные артисты, заслуженные деятели науки и искусства, политики, архитекторы, писатели и многие другие. В начале XXI века появилось поколение моих внуков – ушла та острота и новизна веры, появился антиклерикализм (оппозиция религиозной власти). Я уже не видел тех горящих глаз и не слышал тех серьезных вопросов. Каждое поколение – дитя своего времени. Сейчас в обществе наблюдается упадок. Но любой упадок, как правило, ведет к новому подъему. Возможно, нашу страну и весь мир ждут перемены не только на военно-политической арене, но и в духовной жизни.

     

    – Как священнику вести паству за Христом? Чему в первую очередь пастырь должен учить верующих?

    – В первую очередь пастырю самому нужно быть со Христом. Если священник будет с Ним, то слова, написанные на обратной стороне иерейского креста – «Образ буди верным словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою», – будут происходить на деле и будто бы сами собой. Нужно жить во Христе, чтобы в Нем начали жить все, кто рядом с тобой.

     

    – Вы занимались изучением слова Божия и написали несколько толкований на некоторые книги Священного Писания. Расскажите, пожалуйста, нашим читателям, как полюбить Писание и сделать его своим жизненным ориентиром?

    – К Священному Писанию нужно относиться не иначе как к слову Божию. Нужно услышать его среди строк Библии. Если человек однажды услышит слово Божие, то он не сможет забыть его никогда. Другое слово заменить Божие не сможет. Человек будет тянуться к нему всю жизнь.

     

    – Батюшка, Вы отец пятерых детей. Скажите, как воспитать чад с внутренним стержнем, чтобы они отличали добро от зла и были неуязвимы перед ветрами безбожной жизни?

    – Отвечу словами своего духовного отца, который сам воспитывался в верующей семье: «Нас не учили вере и благочестию. Мы просто так жили». В воспитании детей всегда множество проблем, особенно когда чада «вылетают» из семейного гнезда и встречаются с искушениями этого мира. Но тот задаток веры и благочестия, который ребенок получил в семье, вернет его в нужное русло. Даже если произойдет сценарий притчи о блудном сыне и он уйдет «в страну далече». Блудный сын, прокутив все деньги и оказавшись у свиных корыт, вспомнил дом отца, оценил его по достоинству и вернулся. Нужно стараться, чтобы семья была настоящей. Если у ребенка нет в памяти теплого дома, крепких родительских отношений и бескорыстной любви, то во взрослом возрасте у него может случиться депрессия и даже суицид. Этим повзрослевшим детям нечего вспомнить. Им кажется, что в жизни нет ничего хорошего, ради чего стоило бы жить. А дети из нормальной семьи вспомнят и вернутся, даже если наломают немало дров.

     

    – Сегодня общество настроено разрушать семейные ценности. Как приучить детей чтить своих предков и интересоваться корнями своего рода?

    – Это трудно. Наверное, я не тот человек, который ответит на этот вопрос. Информационная эпоха под корень рубит семью и любовь к предыдущим поколениям. Жить всегда было тяжело, а сейчас особенно. На нас ежедневно обрушивается неуправляемый поток информации, который разрушает людей. В любом случае Церковь и все человечество либо справятся с этим потоком и не станут рабами виртуального мира, либо утонут, как во времена всемирного потопа. Будем надеяться, что если в Божием Промысле заключено продолжение истории человечества, то мы справимся, а если в нем библейское пророчество «Се, гряду скоро» (Откр. 22, 12), то словом Божиим и ответим: «Гряди, Господи Иисусе» (Откр. 22, 20).

     

    Беседовала Екатерина Баринова

    № 23 (583) 14 декабря 2022 г.

    Биографическая справка

    Протоиерей Геннадий Фаст родился 22 декабря 1954 года в селе Чумаково Новосибирской области в верующей протестантской семье.

    Отец будущего священника Генрих Фаст был арестован в 1938 году, обвинен в создании контрреволюционной организации и после десятилетнего лагерного заключения был отправлен в «вечную ссылку» в Сибирь, в село Чумаково, как «враг народа». Его жена Елена последовала за супругом. После развенчания культа личности Сталина Генрих Фаст был реабилитирован, и семья переехала в Казахстан. Там прошли детство и юность отца Геннадия.

    Студенческие годы

    После школы будущий священник поступил на физический факультет Карагандинского университета. Несмотря на успехи в учебе, в конце четвертого курса был исключен из вуза за религиозные убеждения. Восстановился в Томском университете, после окончания которого в 1978 году был назначен сотрудником кафедры теоретической физики. Через полгода был уволен за проповедь Евангелия.

    Места служения

    В 1980 году был рукоположен во диаконы, в 1982-м – во священники. Служил в Туве и Кемеровской области, но основным местом служения стал Красноярский край. В 1983 году отец Геннадий был назначен настоятелем Успенского собора в Енисейске, а затем и благочинным Енисейского округа Красноярско-Енисейской епархии.

    Заочно окончил Московскую духовную академию, в 1995 году защитил диссертацию на степень кандидата богословия на кафедре Священного Писания Ветхого Завета. В 2004 году священник был представлен к высокой награде – ордену Русской Православной Церкви преподобного Сергия Радонежского. 30 ноября 2010 года стал клириком Абаканско-Кызыльской епархии и назначен настоятелем Градо-Абаканского храма во имя равноапостольных Константина и Елены, где несет пастырское служение по сегодняшний день.

    С 2015 года ведет духовные беседы в церковно-общественной программе «Слушаем пастыря» на телеканале «Абакан-24».

    Более 30 лет отец Геннадий является бессменным лектором православного лектория в красноярском Союзе духовного возрождения Отечества.

    Изданные книги

    1. «Ты воскресни, птица Феникс!» 1992 г.
    2. «Свет и тени Голгофы» 1993 г.
    3. «Небесная лествица» 1994 г.
    4. «Енисейск православный» 1994, 2018 гг.
    5. «Семь дней на Святой Земле» или «С Библией в руках по Святой Земле» 1997, 2014 гг.
    6. «Толкование на книгу Песнь Песней Соломона» 2000 г.
    7. «Зигзаг молнии в ненастный день» 2002 г.
    8. «Из истории Успенской церкви г. Енисейска» 2003 г.
    9. «Толкование на Апокалипсис» 2004 г.
    10. «Служба праведному старцу Даниилу Ачинскому» в сб.: «Тихий свет Зерцал» 2006 г.
    11. «Этюды по Ветхому Завету», книга первая 2007 г.
    12. «Этюды по Ветхому Завету», книга вторая 2008 г.
    13. «Толкование на книгу Экклезиаст» 2009 г.
    14. «Кто Она для нас?» Православное учение о Богородице 2010 г.
    15. «Кто же Сей? Книга об Иисусе Христе» 2013 г.
    16. «Жизнь до и после Крещения», 10 бесед 2014 г.
    17. «Толкование на книгу пророка Аввакума, или Опыт библейской теодицеи» 2015 г.
    18. «А вечность уже началась…» 2021 г.

    Семья

    В семье отца Геннадия и матушки Лидии пятеро детей и одиннадцать внуков.