Главная / Газета 2020 / Воин, регент, священник… О судьбе протоиерея Петра Трофимова

Воин, регент, священник… О судьбе протоиерея Петра Трофимова

Воскресенский некрополь Ульяновска – уникальное место. В кладбищенской ограде нашли свое упокоение симбирские епископы и революционеры, деятели искусства и герои войн, врачи и защитники Отечества, скончавшиеся от ран в местных госпиталях. Последнее пристанище здесь обрел даже праправнук Пушкина. Всех упокоенных и не перечислить. Много на «Старом кладбище» похоронено священников, как известных, так и не очень. О судьбе одного из них – протоиерея Петра Трофимова, служившего в Воскресенском храме, – мы узнаем сегодня.

 

Родился будущий священник в 1883 году в селе Мостовая Слобода. В семье было четыре сына. Жена местного священника набирала детей в церковный хор. И слух, и голос у Петра были хорошие – его взяли петь на клирос. Может быть, уже тогда, в детстве, зрела в нем мысль о служении Господу? Но думал ли мальчик Петя, что станет отцом Петром и будет служить священником не только в родном Христорождественском храме Мостовой Слободы, но и в Михайловской церкви Сельдинской Слободы, и в городских храмах?

Но это все в будущем. А пока – служба в армии: четыре года в речной минной роте на реке Висле в Польше, которая тогда входила в состав Российской империи. Со службы Петр привез гармонь – был первый гармонист на селе.

Женился. Молодые жили небедно: построили свой дом. В семье родилось двое детей: Сергей и Александр. Старший – Сергей – в школьном возрасте зимой наелся сосулек, сильно простыл и умер.

В 1914 году Петра мобилизовали на войну. Он служил в морской минной роте Балтийского флота города Выборг. Когда началась революция 1917 года, полковой солдатский комитет проводил собрания. На одном из них Петра Степановича избрали ротным. Вскоре ему дали отпуск, и он приехал в Симбирск, к жене и сыну.

Война близилась к концу, и Петр Трофимов пошел служить в милицию. В 1923 году получил предложение стать судьей на отделении Волго-Бугульминской железной дороги, администрация которой находилась в Симбирске.

Выразив свое согласие, он уволился из милиции. В те времена о назначении судьей было принято сообщать в газете. Прочитали новость и на Мостовой. Комитет бедноты выразил протест против его назначения на должность, припомнив церковный хор. Это стало поворотным моментом в жизни: Петр сделал решительный выбор и пошел работать в Троицкий собор регентом церковного хора. В 1920-х годах его рукоположили во священника.

В 1930 году местом служения батюшки стала церковь в селе Таволжанка Карсунского района (в самом Карсуне собор тогда уже закрыли). Верующие пришли к священнику с просьбой открыть храм и отслужить на Рождество.

За это ОГПУ арестовало его 8 февраля 1931 года, а 29 апреля 1933 осудило на восемь лет лагерей. Сидел батюшка в Коми ССР. Вспоминать о тех годах не любил, хотя и считал, что отсидел в довольно привилегированных условиях: будучи в прошлом минером, знал телефонию, и ему поручили заниматься сигнализацией в пожарной охране лагеря.

Жена Анна Григорьевна и сын Александр вернулись в Мостовую, но их дом был уже конфискован. Они жили у сестер матушки. Родственники хорошо помогали: именно благодаря этой поддержке Александр закончил школу. В конце 1942 года 18-летнего Александра Трофимова призвали в армию. Он сражался в битве на Курской дуге, воевал на Центральном и 1-м Белорусском фронтах, дважды был ранен. После войны окончил Свердловский горный институт, работал на производстве, а в 1965 году Александр Петрович начал свою педагогическую деятельность на кафедре физики и электротехники Ульяновского сельскохозяйственного института и более 30 лет трудился в этом вузе на факультете механизации сельского хозяйства.

Отец Петр гордился сыном, старался всегда ему помочь и в получении образования, и в обустройстве жизни. После заключения священник вернулся в Ульяновск и застал здесь всего одну открытую церковь – кладбищенскую Воскресенскую. Он устроился на работу на одно из предприятий города.

Когда во время войны в наш город была эвакуирована Московская Патриархия, он услышал о том, что митрополит Сергий (Страгородский) будет совершать первое богослужение в  Воскресенской церкви, и пришел туда как простой прихожанин. Улучив момент,  представился присутствовавшему священству и тут же получил предложение вернуться к служению Церкви. Но на заводе его заявление на увольнение согласились подписать лишь в том случае, если он найдет себе замену. Задача оказалась непростой –  мужчины уходили на фронт, но все же отец Петр нашел какого-то паренька, обучил его мастерству профессии и пришел служить в Воскресенский храм. Что примечательно, батюшка называл кладбищенский храм собором – ведь в нем служил глава Православной Церкви.

В анкете 1944 года священник писал о сыне Александре: «В настоящее время он находится на фронте, был ранен, по излечении опять направлен на передовую, стойко защищает свою Родину от ненавистного врага-немца».

В апреле 1945 года группа верующих из Мелекесса начала хлопотать об открытии церкви: людям очень хотелось, чтобы вернули величественный собор во имя святого благоверного князя Александра Невского, закрытый еще в 1931 году. 24 мая 1945 года было принято решение о передаче Церкви здания бывшего старообрядческого молитвенного дома, расположенного по улице Дзержинского. Помещение было деревянное, площадью 200 квадратных метров, и требовало капитального ремонта. Сразу после получения решения началось обустройство церкви под руководством протоиерея Михаила Дмитриева. Иконы и церковная утварь были переданы из Александро-Невского собора.

14 июня 1945 года было совершено первое богослужение, на котором присутствовало три тысячи человек из Мелекесса и окрестных деревень, многие не уместились в храме и стояли на улице. Престол освятили в честь святителя Николая. Настоятелем храма был зарегистрирован протоиерей Петр Степанович Трофимов. Позже  здесь служил архимандрит Гавриил (Игошкин), будущий святой Симбирской земли.

Последние годы жизни отец Петр жил в районе БСМП на улице Рылеева, где приобрел дом для своей семьи. Умер в 1962 году. Похоронили его на «Старом кладбище» недалеко от родного ему храма, где он служил и который так любил.

 

Ольга Новосад

Газета «Православный Симбирск» № 17 (529)