Главная / Медиа / Газета "Православный Симбирск" / Можно ли совершить меньший грех?

Можно ли совершить меньший грех?

В редакцию «ПС» пришел вопрос: «Правда ли, что иногда лучше совершить меньший грех, чтобы избежать большего? В каких случаях это работает? В каких опасно?»

 

Отвечает протоиерей Димитрий Савельев, настоятель Богоявленского храма села Прислониха:

Ответ требует рассуждений, уточнений и истолкований. Если бы он был проиллюстрирован конкретным примером, то ответить на него можно было бы на основании здравого смысла и житейского опыта. Но примера у нас нет. Поэтому придется строить обобщенное рассуждение, подходящее к разным случаям жизни.

Поскольку грех – понятие не простое, то рассматривать его придется с разных точек зрения. При этом нет никакой гарантии, что сложение всех полученных вариантов рассмотрения даст именно тот ответ, который надеялся получить автор вопроса.

Взгляд этический

С этической точки зрения грех – это зло. Подозреваю, что оценка греха как меньшего или большего по своей вредоносности явления порождена этической проблемой, сформулированной за много веков до нас. Она называется проблемой меньшего зла.

Принцип «Из двух зол всегда выбирают меньшее» сформулировал Аристотель. Цицерон, развивая его идею, сказал: «Следует не только выбирать из зол наименьшее, но и извлекать из них самих то, что может в них быть хорошего».

Дискуссии философов на эту тему продолжаются уже больше двух тысяч лет, и до сих пор не привели человечество к однозначному выводу.

Слава Богу, у нас нет необходимости оценивать поступки других людей. Грех – это явление сугубо личное, связанное с реализацией нашего свободного выбора. Этот выбор может проявляться в поступках, число возможных вариантов которых ограничено. Но главное действие грех оказывает не на внешний мир, а на душу грешника. Поэтому зародившись в области этики как принцип меньшего зла, проблема совершения меньшего греха взамен какого-то более тяжкого не имеет в этой области ни морального оправдания, ни теоретического разрешения.

Взгляд догматический

Нельзя сказать, что христианская догматика не считает грех злом. Но этим определением сущность греха не исчерпывается. Грех сделал явным удаление человека от Бога. Грехом вошли в мир тление и смерть, нарушилась гармония человеческой природы и гармония всего тварного мира. В догматическом смысле можно сказать, что существует греховное состояние человека в целом и отдельные «грехи». Греховное состояние отражает общую поврежденность человека, удаленность его от Бога. А названия отдельных грехов указывают на те заповеди Божии, которые грешник сознательно преступил по своей свободной воле.

Позволяет ли совершение одного греха избежать совершения другого? Трудно себе представить что-то подобное. Заповеди Божии не могут противоречить одна другой, даже если по внешнему выражению они отличаются. Апостол Иоанн Богослов предупреждает: «Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?» (1 Ин. 4, 20)

Взгляд аскетический

Христианская аскетика рассматривает грех как болезнь человеческой души, с которой можно и нужно бороться. Подобный взгляд ставит духовному миру человека диагноз его болезни и отличает один грех от другого точно также, как врач телесный определяет заболевания своих пациентов. В этом понимании тяжесть грехов может быть уподоблена тяжести различных болезней, угрожающих людям. Нам небезразлично, какую опасность представляет тот или иной недуг. Грипп – это совсем не то, что инфаркт. Точно также дело обстоит и с болезнями души. Христиане еще с апостольских времен отличали так называемые смертные грехи от остальных.

В этих расстройствах душевных сил можно увидеть противоположные варианты, одинаково вредные и разрушительные для духовной жизни. Например, избыток активности может обернуться суетливостью, а ее недостаток – ленью. А избыточная осторожность делает человека трусом. Любое из самых замечательных человеческих качеств, развитое до неподобающих размеров, становится источником греха, своеобразной духовной раковой опухолью, подчиняющей себе всю внутреннюю жизнь человека. Но можно ли заместить один грех другим, менее вредоносным? Теоретически это возможно. Однако такая возможность совсем не утешает. Евангелие описывает эту ситуацию следующим наглядным образом: «Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и, не находя, говорит: возвращусь в дом мой, откуда вышел; и, придя, находит его выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там, — и бывает для человека того последнее хуже первого». (Лк. 11, 24-26) Замена одного греха на другой, как замена одного беса на другого свидетельствует не об улучшении, а скорее, об ухудшении духовного состояния человека. Наверное, можно побороть, например, страсть к курению тщеславным желанием хорошо выглядеть и привлекать внимание окружающих. Лень иногда побеждается жадностью и желанием получить за работу побольше денег. Эти примеры иллюстрируют описанную в вопросе читателя ситуацию замещения одного греха другим. Но становится ли состояние человека лучше? Это только по меркам уголовного кодекса преступные деяния имеют разную тяжесть. Это преступник может убеждать судей в своей неполной испорченности, поскольку он не убил свою жертву, а только избил и ограбил. Тяжесть внутреннего повреждения души не определяется полнотой и успешностью совершения греховного деяния. И грех в нашей душе замещается вовсе не другим грехом, а совершенно противоположным состоянием – любовью, благочестием и стремлением к совершенству.

№ 5 (541) 10 марта 2021 г.