Главная / Медиа / Мониторинг / Красота древнерусского богослужения – как символ Царства небесного

    Красота древнерусского богослужения – как символ Царства небесного

    Уроженец Орла, воспитанник митрополита Тихона (Шевкунова), иерей Алексий Гугливатый сегодня несет служение сразу на трех единоверческих приходах в подмосковных Гуслицах. Об учебе в Сретенской семинарии, трудностях выбора жизненного пути, поддержке и непонимании, духовных делателях Гуслиц, проблемах единоверия и богослужении как образе грядущего Небесного Царства – наша беседа с молодым гуслицким настоятелем.

    Отец Алексий, вы – выпускник Сретенской семинарии. Как пришли к решению стать единоверческим священником?

    – Еще до поступления в Сретенскую семинарию во мне теплилось желание служить священником Церкви Христовой на ниве Единоверия, но я не понимал, как возможно было бы это осуществить. Все-таки в городе, из которого я родом (Орел – В.Б.), единоверческих храмов не было уже столетие, со старообрядцами общение было достаточно фрагментарное. Но так получилось, что заинтересованность Уставным богослужением, историей Русской Церкви, историей литургики, – все это пробудило особый интерес к старому обряду и, следовательно, к Единоверию как возможности существования старообрядчества в лоне Русской Православной Церкви.

    Обучаясь в Сретенской духовной семинарии, с первого курса старался выбирать темы курсовых работ, которые помогали бы в изучении старообрядчества и богослужения древнерусским чином. Со второго по четвертый курс принимал участие в «эксперименте» митрополита Тихона (Шевкунова) по адаптации нового церковнославянского перевода богослужебного Апостола и иных богослужебных книг. Со своей стороны, я занимался сравнением переводов времен никоновской «справы», которые используются в современной церковной практике, и текстов «дораскольных», бытующих в старообрядчестве. Мы рассматривали псалмы, избранные песнопения Часослова и некоторые апостольские послания. Эти наработки в итоге составили основу моего диплома бакалавра. Таким образом, с разных сторон жизни и учебного процесса в Сретенской семинарии можно было взаимодействовать, узнавать о старообрядчестве и какие-то собственные исследования использовать во благо Русской Церкви.

    Я все больше укреплялся в желании послужить Православному Единоверию, мало понимая, как это могло бы получиться

    Занимаясь сравнением текстов, я все больше укреплялся в желании послужить Православному Единоверию, мало понимая, как это могло бы получиться. В годы учебы посещал единоверческие общины Москвы и Московской области: Михайловскую слободу, храм Владимирской иконы в Осташово, храм Свт. Николы в Студенцах. Так же в Москве молился в общине единоверцев при храме Новомучеников и исповедников Церкви Русской, что в Строгино. Общение с братией, священниками и гостями Сретенского монастыря, общение с преподавателями семинарии особенно укрепило во мне понимание необходимости единства старообрядчества с Церковью посредством Единоверия.

    – Интересно, что осенью прошлого года владыка Тихон (Шевкунов), о котором вы упомянули, совершил в Пскове литургию по древнерусскому чину. В годы вашей учебы ректором семинарии был он. И, получается, что на выбор будущего служения в какой-то степени оказал влияние именно митрополит Тихон?

    – Владыка Тихон – традиционный православный священнослужитель, консерватор в лучшем смысле этого слова. На нашем курсе испытывали практику обучения первокурсников Сретенской семинарии в монастырском скиту, что в Рязанской области. Как нас называл духовник курса иеромонах Ириней (Пиковский), «первопроходимцы». Нам повезло ещё и в том, что лично владыка Тихон в ходе этого эксперимента преподавал на нашем курсе святоотеческое учение о спасении. На этих занятиях мы разбирали по главе из «Лествицы» преподобного Иоанна Лествичника. Домашним заданием было написать сочинение по каждой ступени «Лествицы», с обращением также к «Уставу монастырской жизни» преподобного Нила Сорского, «Аскетическим опытам» святителя Игнатия (Брянчанинова) и Древнему Патерику. Мы их разбирали, и этот воспитательный процесс в духе святых отцов, конечно же, подтолкнул к углублению в изучение подвижнической мысли Святой Руси. Уже позднее я узнал, что на Руси существовала традиция в дни Великого поста ежедневно читать поучения из «Лествицы». Эта традиция и ныне сохраняется у старообрядцев.

    Воспитательный процесс в духе святых отцов подтолкнул к углублению в изучение подвижнической мысли Святой Руси

    Конечно же, от владыки Тихона можно было нередко услышать, что ему больше нравится старообрядческий текст Псалтири и Часослова. Преподавательский состав семинарии был подобран исключительно из патриотов Русской Церкви и нашего государства. Здесь были и замечательный преподаватель древнерусской письменности профессор Александр Николаевич Ужанков, историю Русской Церкви вел Александр Константинович Светозарский, с которым мы очень часто беседовали на тему старообрядчества, а любовь и благоговение к церковнославянскому языку нам привила наша замечательная проф. Лариса Ивановна Маршева.

    Когда встал вопрос о моем рукоположении для единоверческого храма, владыка Тихон поддержал меня и сказал, что сам был бы готов отслужить литургию древнерусским чином в стенах монастыря, рукоположить меня во священники. Но так получилось, что на мне это пожелание владыки Тихона не исполнилось, поскольку я был рукоположен в священный сан митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием (Поярковым). Но, слава Богу, желание владыки Тихона исполнилось на другом выпускнике нашей семинарии – диаконе Димитрии Кириченко.

    – Вы приняли сан, еще находясь в рядах семинаристов. Не было проблем или какого-то недопонимания с преподавателями и сокурсниками, для которых, может быть, не совсем был понятен ваш выбор и редкая на сегодняшний день для Русской Церкви богослужебная практика?

    – Когда я учился в семинарии, то о моих стремлениях было известно многим. Бывало, конечно, приходилось сталкиваться с непониманием со стороны некоторых учащихся и преподавателей. Во много это было связано с тем, что люди задавались справедливым вопросом: «Ты поступал от обычного прихода, а служить хочешь по-старому, тебе это зачем?» Ну, а почему бы и нет? Приходилось объяснять, что это мой личный выбор и наше с супругой желание (сейчас матушка Татьяна – головщик и первый помощник отца Алексея на богослужениях – В.Б.). А поскольку Поместный Собор 1917–1918 позволяет православному христианину осуществлять свободный выбор в пользу Единоверия, то и многие недоуменные вопросы на эту тему отпадают сами собой.

    – Много сегодня среди выпускников или студентов семинарии представителей единоверческих приходов?

    – Кроме меня, в Пскове рукоположен для возрождающегося единоверческого прихода диакон Димитрий Кириченко, выпускник семинарии 2020 года. Продолжает учебу чтец Константин Акимов. Он приезжал и к нам на приход. Сейчас он подвизается при общине единоверцев в храме Новомучеников и исповедников в Строгино. Нас пока трое.

    – Поговорим о непосредственном месте вашего служения. Это подмосковные Гуслицы, один из исторических центров русского старообрядчества. Как произошло, что вы стали настоятелем приходов в Куровском, Авсюнино и Мисцево?

    – Изначально обсуждалась возможность рукоположения меня в священный сан для общины единоверцев при храме Новомучеников Церкви Русской, что в Строгино. Именно тогда владыка Тихон поддержал мой выбор и выразил желание помочь в этом деле – в том числе рукоположить по древнерусскому богослужебному чину. Но в то время я тяжело заболел пневмонией, а когда выздоровел, то узнал, что в Московской областной епархии в Спасо-Преображенской единоверческой общине г. Куровское отстранён от службы настоятель, а моя кандидатура предложена для рукоположения к этой общине. Владыка Тихон благословил тогда на то, чтобы собирать документы на переход в Московскую епархию и к рукоположению, а в дальнейшем митрополит Ювеналий утвердил мою кандидатуру на эту миссию.

    В том же 2016-м г. я переехал в Гуслицы – местность в Орехово-Зуевском р-не Московской области, что издревле была заселена старообрядцами. 10 июля меня рукоположили в диакона, а 12-го – в священника. Тогда же я был назначен настоятелем восстанавливающегося единоверческого храма Святителя Петра митрополита, также дали в послушание храмы часовню в деревне Мисцево. С тех пор вот и несем с супругой служение в этих местах.

    Крестный ход в селе Авсюнино в день Казанской иконы Божией Матери

     

    К слову, Гуслица встретила меня несколькими радостными встречами. Во-первых, в Куровском встретил своего одноклассника, с которым с 5 по 9 класс сидели за одной партой. Здесь он, оказывается, живет уже который год, работая машинистом электропоезда нашего направления. Другое приятное открытие – единоверческий храм Петра митрополита в Авсюнино начинал строиться во второй половине XIX века на средства, завещанные настоятелем Сретенского монастыря архимандритом Вениамином (Петуховым). В этом я увидел определенный Промысл Божий и духовную связь со своими родными местами.

    – За время, проведенное в исследовательских экспедициях, я обратил внимание, что на небольших единоверческих приходах очень хорошо помнят не только почивших священников, но и мирян, активно трудившихся за богослужением и положивших много сил на становление приходской жизни. О ком из гуслицких подвижников недавнего прошлого ваши единоверческие приходы бережно хранят добрую память?

    – Мы храним память обо всех, кто стоял у истоков возрождения приходов в Гуслицах, Главным начинателем здесь была почетный гражданин Орехово-Зуевского района Устинья Григорьевна Андриянова. Благодаря ей началось возрождение единоверия в Гуслицах. Она собирала людей, организовала Спасо-Преображенскую единоверческую общину в городе Куровское, выбила землю под строительство храма, нашла меценатов для восстановления старой церкви и строительства новой в честь Иоанна Лествичника. Устинья Григоревна всячески прилагала усилия, чтобы возродился единоверческий храм в деревне Авсюнино. И хотя при ее жизни этого сделать не удалось, но, во многом благодаря ее предложениям и трудам, это случилось уже в наше время, когда здание храма наконец передали единоверцам. А люди на молитву в Авсюнино собирались еще с 1990-х годов, благодаря трудам Устиньи Григорьевны. Когда она работала председателем совхоза, то смогла сберечь от уничтожения, а позже и восстановить святой источник во имя Казанской иконы Божией Матери в д. Авсюнино.

    Молебен на источнике Казанской иконы Божией Матери

    В деревне Мисцево, в 20 километрах от Куровского, в 1990-е было построено молитвенное помещение для воссоединившихся на правах Единоверия с Русской Церковью старообрядцев. Они, в общем-то, считали себя прихожанами Куровского, но очень желали, чтобы была своя часовня и в родной деревне. Вот на это всё Устинья Григорьевна положила много трудов. Кроме того, она много потрудилась в деле изучения гуслицкого краеведения, сама создала в родной деревне Степановке музей, там же открыла мемориал в честь погибших воинов-старообрядцев и всячески сохраняла память о святорусской старине, пропагандируя ее среди молодежи. Так же Устинья Григорьевна в 1990-е гг. организовала делегацию прихожан новообрядческих храмов гуслицкой местности, пожелавших возрождения Спасо-Преображенского Гуслицкого монастыря в г. Куровское. Сейчас смотришь на этих людей, которые подростками ходили с ней в экспедиции, и они ее вспоминают с благодарностью. Многие из них сегодня – прихожане гуслицких единоверческих храмов. Вот такая великая подвижница, годы пенсии она посвятила служению Церкви и людям.

    – Служба по старопечатным книгам – это непросто. Хотя бы потому, что требует довольно много времени и, как следствие, стоит большой нагрузки и сильного напряжения человеческих сил. При том, что приходы единоверцев в основном немногочисленны – люди, иногда весьма преклонных лет, продолжают молиться, как говорят, по-старому. Почему? В чем секрет такой приверженности? Сила привычки? Фанатизм? И зачем тратить столько времени, когда современные богослужения более адаптированы к жизни человека и не требуют такой погруженности, такой нагрузки, как древнерусское богослужение?

    – У священномученика Симона, епископа Охтенского, первого единоверческого епископа, как-то столкнулся с мыслью, что обожженные Божией благодатью люди в Царствии Небесном будут находиться в вечном молитвенном предстоянии и блаженстве. В связи с этим св. Симон как бы вопрошает: как же мы можем гнушаться богослужения из-за его сравнительной продолжительности? Священномученик Симон свою мысль подводит именно к вопросу продолжительности богослужения у единоверцев. В принципе, служба наша такова, что позволяет соединяться с Богом в молитве на несколько большее время, чем это происходит обычно на богослужениях в современных православных храмах.

    Венчание в храме в честь Иоанна Лествичника в Куровском

    С другой стороны, как современному человеку со всем этим быть? Единоверческие общины состоят из определенных людей. Как бы это ни звучало для кого-то обидно, но единоверческие общины – не для всех, не для многих, а для тех, кто любит богослужение, любит молиться, желает несколько отрешиться от мирской суеты, поэтому в некоторых единоверческих общинах богослужения проходят ночью. Конечно, прихожане наших храмов особенные, и потому ещё, что многочасовая служба нами принимается иначе, тем более служба без сокращений воспринимается более целостной, полной. Мы же знаем Устав, искушены в этом, и сокращения выглядят для нас непонятными. Например, в храме Святителя Николы в Студенцах, который находится в центре Москвы, всенощные бдения – ночные. Они начинаются в 23:00, а заканчивают к 6 утра. И люди приходят, понимая ценность этого богослужения, понимая ценность отрешения от всего, что находится за пределами церковной ограды. Другой мир. Отрешение ради молитвы, ради соединения со Христом, ради блаженного пребывания в молитве, которая как будто не кончается. Мнимая бесконечность и красота древнерусского богослужения – как символ Царства Небесного.

    Отрешение ради соединения со Христом, ради блаженного пребывания в молитве

    Что касается наших гуслицких приходов, то у нас все больше связано с тем, что край старообрядческий, и люди привыкли именно к такому богослужению. Они привыкли, что отпевание длится не 15 минут, а полтора часа. И богослужение Великим постом насчитывает гораздо большее количество земных поклонов, и великопостная служба сложная, но люди приходят утром и вечером каждый день, например, на первой неделе поста. Несмотря на тяжесть служб, люди все равно приходят.

    Связано это с тем, что народ в Гуслицах научен по-другому. Край старообрядческий. Можно сказать, что такую привычку они впитали с молоком матери, с поучением дедушек и бабушек, которых видели. Эти люди участвовали в войнах, попадали под гонения, но, несмотря на это, стремились в свои храмы, на эту продолжительную службу. Здесь так воспитаны. Что касается молодежи, которая к нам приходит, то их привлекает девственная чистота службы, не нарушенная никакими сокращениями.

    – Чуть более ста лет назад на Поместном Соборе Русской Церкви было принято решение о даровании единоверцам единомысленных епископов. В наши дни такой «особый» архиерей существует в РПЦЗ. Однако для России и постсоветского пространства, где приходов чуть более 30, несмотря на регулярные прошения единоверцев, такого епископа пока не рукополагают и не назначают. Структурно старообрядные приходы входят в те епархии Московской Патриархии, на территории которых находятся, и подчиняются правящему архиерею. Считаете ли вы, что правила Собора 1917–1918 актуальны и сегодня, или это рудимент ушедшей эпохи?

    – Считаю, что правила Собора 1917-1918 актуальны и поныне. Они выдержаны в духе того времени, но ничем не противоречат времени настоящему и вполне соответствуют тем запросам, которые существуют сегодня у единоверческих общин. К сожалению, современное положение Единоверия таково, что, возможно, единоверческий епископ пока не может быть избран из числа наших священнослужителей. Но вместе с тем определенная структура администрирования приходов, которая существовала к моменту созыва Собора 1917–1918 годов, была бы полезна, если бы ее возродили. А именно, структура благочиний. У единоверцев существовали благочиния: Московское, Санкт-Петербургское, Волжское, Уральское и так далее. Объединенные в благочиния ставропигиальные приходы были более способны решать внутренние проблемы и задачи. Поэтому считаю, что в наше время было бы замечательно возродить эту структуру благочиний.

    Иерей Алексей Гугливатый

    Для многих эта идея покажется сомнительной. Но, думаю, что если существование епископа для кого-то выглядит как камень преткновения, то создание благочиний единоверческих приходов в структуре РПЦ было бы на данном историческом этапе куда более необходимым и справедливым. А еще лучше – не создание дополнительных благочиний, а прямое подчинение Патриарху. Были бы такие патриаршие ставропигиальные единоверческие приходы. Это мое видение возможного решения проблемы. Но оно вполне соответствует решениям Собора 1917–1918, которые актуальны и сейчас.

    – В таком случае, нужно ли пересматривать постановления о Единоверии, от времен митрополита Платона (Левшина) до решений священноначалия последних лет, и создавать новый единый документ, отвечающий требованиям современной эпохи и регламентирующий жизнь единоверческих приходов?

    – Правила митрополита Платона, с одной стороны, милость, а с другой – большая трагедия. Потому что, если мы посмотрим на основу этих правил, то увидим, что они были основаны на прошениях старообрядцев той эпохи, в частности, стародубского инока Никодима. Он просил то, что было исполнено не митрополитом Платоном, а, скорее, Соборами 1917–1918, 1928 г и 1971 годов, просил о снятии «клятв» со старых обрядов и старообрядцев, свободу выбора христиан в пользу Единоверия, возможность окормления единоверцев единоверческим епископом.

    Прихожанином нашего храма может стать любой православный христианин, без особого благословения, по собственной воле

    Сегодня было бы важным существование у единоверцев собственной концепции, апологии, взгляда на то, как мы могли бы организованно жить в лоне Церкви и вести проповедь старообрядческим согласиям о возможности их единства с Московской Патриархией. Конечно, необходим пересмотр положения о Единоверии. Возможно, следует определить концепцию сообща, под руководством священноначалия. Но, что касается постановлений прошлого, Собор 1917–1918 вполне актуален своими решениями – и эти решения вполне выполнимы. Стоило бы обратить внимание к исполнению постановления этого Собора. Например, о том, что прихожанином нашего храма может стать любой православный христианин, без особого благословения, по собственной воле. Что перейти на богослужение древнерусским чином может любой православный приход, если ¾ его прихожан за это проголосуют на собрании. Что у единоверцев должно существовать выделенное администрирование, нацеленное на решение проблем и вопросов этих приходов. Может быть, о епископе говорить пока рано. Но выделение приходов в особые благочиния, желательно, патриаршие, ставропигиальные, – это, я считаю, исполнимо и вполне необходимо.

    – Интерес к молитве по древнерусскому чину просыпается в последние годы среди священноначалия. Мы уже вспоминали о том, что митрополит Тихон совершал богослужение «по старым книгам» на Покров Богородицы в 2020-м году. Регулярно служат и другие представители епископата, например, митрополиты Ювеналий (Поярков) и Иларион (Алфеев). О чем может свидетельствовать такое пробуждение интереса среди архиереев?

    – Первым архиереем, отслужившим литургию древнерусским чином после снятия «клятв» и проклятий на старые обряды в 1971 году, был митрополит Питирим (Нечаев). Служил он в Никольской единоверческой церкви на Рогожском кладбище. После него митрополит Ювеналий (Поярков) возродил единоверческий приход в Михайловской слободе, где часто совершает архиерейские богослужения. В дальнейшем начали служить и другие архиереи во вверенных им епархиях. Это прекрасная тенденция, потому что для нас, единоверцев, приятно, что священноначалие не считает служение старым чином чем-то маргинальным, но таким же благодатным и православным. Своим служением в единоверческих общинах известные деятели Русской Церкви помогают нам, единоверцам, не выглядеть людьми второго сорта или какими-то реконструкторами. Примеры служения архиереев и известных священнослужителей старым чином очень положительно влияют на многих православных христиан, которые, узнав о такой практике, начинают интересоваться Единоверием.

    Община у храма Иоанна Лествичника Куровское

    Своим служением в единоверческих общинах известные деятели Русской Церкви помогают единоверцам не выглядеть людьми второго сорта

    – Не так давно митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев), председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, заявил, что «препятствия для воссоединения Русской православной старообрядческой церкви с Русской Православной Церковью отсутствуют», так как уже упомянутые в беседе «клятвы» отменены. Насколько это объединение, на ваш взгляд, сегодня реально?

    – Думаю, что говорить о возможности объединения пока рано. В том числе потому, что Единоверие в наше время пока еще возрождается, но не имеет стойкого положения в Русской Церкви. Мы знаем как положительные примеры открытия единоверческих приходов, так и негативные, когда смена архиерея в той или иной епархии может пошатнуть не только положения священников на приходах, но и саму возможность служить по-старому, и вообще перспективу существования такого прихода в епархии. Примеры известны. Для того чтобы старообрядчество было заинтересовано в единстве с Русской Православной Церковью, Единоверие должно быть сильным как учреждение и явление. Оно должно поддерживаться священноначалием на всех уровнях. Если появляется известие, что где-то единоверческому приходу угрожает уничтожение, то должны быть приложены максимальные усилия, чтобы приход, его самобытность и обычный традиционный строй были сохранены. К единоверческим приходам должно быть больше внимания, к их службе и внутренней жизни, чтобы там, где у общин есть нужда в храмах, духовенстве, оказывалась бы помощь.

    Но мы, единоверцы, конечно, живем надеждой на то, что все мы во Христе будем едины

    Повторюсь, важным было бы создание собственной системы администрирования. Старообрядцы за стабильность. Они не будут готовы переходить в приход, который сегодня единоверческий, а завтра, по желанию священника или архиерея, вдруг становится новообрядческим. Для старообрядцев это неприемлемо. Поэтому сейчас рано говорить, что у нас нет никаких проблем для принятия старообрядцев в РПЦ. Но мы, единоверцы, конечно, живем надеждой на то, что все мы во Христе будем едины.

    – Благодарю за беседу, отец Алексий. В завершении я задам вам наш традиционный вопрос: назовите слова из Священного Писания, которые воодушевляют и поддерживают в трудные минуты жизни?

    – «Грядущего ко мне не изжену вон» (Ин. 6, 37).