Главная / Медиа / Газета "Православный Симбирск" / В сей день благословим Христа вовеки!

    В сей день благословим Христа вовеки!

    «Пасха! Она у нас праздников праздник и торжество торжеств; настолько превосходит все торжества, не только человеческие и земные, но даже Христовы и для Христа совершаемые, насколько солнце превосходит звезды», — восклицает в своем 45-м «Слове на святую Пасху» святитель Григорий Богослов. Приобщимся же и мы этой радости, изучая историю праздника и основные моменты ночного пасхального богослужения. 

    Праздник Пасхи торжественно празднуется со времен Апостольской Церкви. В то время Церковь считала Пасхой две седмицы: предшествующую дню Воскресения Христова Пасху Крестную, или Пасху Страданий и последующую за ним — Пасху Воскресения. В 325 году после Никейского Собора эти недели получили уже привычные нам названия — Страстная и Светлая седмицы, а сам день Воскресения назван Пасхой.

    Предваряя ночную пасхальную службу, в храме читают Деяния святых апостолов, которые содержат непреложные свидетельства Воскресения Христова. Затем хор начинает петь канон «Волною морскою». Во время пения полунощницы Плащаница уносится в алтарь и полагается на Престол вплоть до праздника Вознесения, символизируя сорокадневное пребывание Воскресшего Спасителя на земле.

    В 12 часов ночи начинается торжественный крестный ход вокруг храма. Верующие, подобно мироносицам, встретившим воскресшего Господа вне Иерусалима, выходят навстречу грядущему Спасителю под пение стихиры «Воскресение Твое Христе Спасе, Ангели поют на небесех, и нас на земли сподоби, чистым сердцем, Тебе славити». Обойдя вокруг храма, крестный ход останавливается в притворе перед закрытыми дверями, будто у входа ко гробу Господню. И в ночи раздается радостная весть: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав!»

    Затем священник произносит стихи древнего пророчества святого царя Давида: «Да воскреснет Бог и расточатся врази Его…», а хор и народ в ответ на каждый стих поют: «Христос воскресе из мертвых…» В храме начинается пение канона Пасхи.

    Яркий гимн пасхального торжества

    Канон — центральное песнопение любой утрени. А на пасхальной утрене, где нет ни чтения большинства обычных псалмов, ни чтения Евангелия, канон оказывается одной из наиболее ярких частей богослужения. Каждую песнь канона начинают петь священнослужители в алтаре, продолжает хор, а в это время священник с трисвещником и Крестом в руках и в сопровождении диакона со свечой кадит иконы и молящихся, приветствуя их восклицанием: «Христос воскресе!», на что они отвечают: «Воистину воскресе!». Есть обычай, когда священнослужители перед всяким выходом на каждение в знак радости о Воскресшем Господе переоблачаются. Каждения и приветствия, совершаемые священнослужителями, напоминают о многократных явлениях Воскресшего Господа Своим ученикам и о радости их при виде Спасителя.

    Пасхальный канон состоит из традиционных восьми песней, каждая из которых  начинается ирмосом – вступительным стихом, являющимся смысловой связкой между библейской песнью и тропарями. Тропари Пасхального канона, вместе с ирмосами, раскрывают несколько богословских тем – ликование всего творения во время Воскресения Христова («Небеса убо достойно да веселятся, земля же да радуется…»; «…да празднует убо вся тварь…»); сошествие Христа во ад и освобождение находившихся там узников – душ умерших людей («…адовыми узами содержимии… к свету идяху, Христе, веселыми ногами»). Другие соотносят христианскую Пасху с ветхозаветными прообразами: пророчествами и главным прообразом Жертвы Христовой – пасхальным агнцем: «Яко единолетный агнец… Христос волею за всех заклан бысть, Пасха чистительная…»

    Особо прописана в каноне тема света Воскресения Христова, который стал предвозвещением блистательного дня всеобщего воскресения из мертвых («…сия спасительная нощь и светозарная, светоноснаго дне востания сущи провозвестница…»).

    Автору канона удалось вплести в него отсылки и к другим ключевым христианским богословским темам: о Триединстве Божества, о непорочном рождении Господа Иисуса Христа, об эсхатологическом ожидании прихода Царствия Божия.

    Пасхальный канон можно считать гимном пасхального торжества – его автору – преподобному Иоанну Дамаскину – удалось удивительным образом соединить множество важных тем, пользуясь очень ярким и емким поэтическим языком.

    Утреня заканчивается торжественным чтением огласительного слова святителя Иоанна Златоуста.

    Хлеб вечной жизни

    Во время пасхального богослужения и всю Светлую седмицу до субботы царские врата остаются открытыми в знак того, что ныне «небо отверсто». Пасхальная литургия по чину святителя Иоанна Златоуста проникнута радостью Воскресения: очень часто поется праздничный тропарь и другие пасхальные песнопения. Вместо Трисвятого поется «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся», но это облечение во Христа означает уже не только сораспятие с Ним, но и совоскресение, – сообразно песни канона: «Вчера спогребохся Тебе Христе, днесь совостаю воскресшу Тебе». Вместо Апостольского чтения читается первая глава Деяний, повествующая о явлениях Спасителя ученикам по Воскресении, о повелении Его не отлучаться из Иерусалима и ожидать исполнения данного Им обещания о ниспослании Духа-Утешителя.

    В евангельском чтении – первая глава Евангелия от Иоанна (Ин. 1, 1-17) — раскрывается, что Христос есть предвечное Слово Отчее, Единородный Сын Божий, Бог и Творец :«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог…». Это Евангелие обычно читается на разных языках в ознаменование вселенского характера христианской проповеди.

    В конце литургии, после заамвонной молитвы, совершается освящение артоса (в переводе с греческого — «хлеб») – большой просфоры с изображением Креста или Воскресения Христова. Артос (их может быть несколько) полагается на аналое или столе в храме (обычно у иконы Спасителя) и находится там всю Светлую седмицу. Во время крестного хода, который совершается каждый день Светлой седмицы после литургии, обычно носят и артос.

    Исторически употребление артоса возникло в подражание апостолам, привыкшим вкушать трапезу вместе с Господом. По вознесении Его на небо они полагали на столе часть хлеба для Спасителя и таким образом представляли Его присутствующим среди них. Также артос напоминает нам, что Христос Своей крестной смертью и Воскресением соделался для нас истинным Хлебом вечной жизни.

     

    Подготовила Ксения Манякова