Главная / Медиа / Газета "Православный Симбирск" / Газета «Православный Симбирск» 2022 год / Святая обязанность военного духовенства: история

    Святая обязанность военного духовенства: история

    Сейчас уже никого не удивишь тем, что священники служат не только в храмах, но и за его пределами. Наиболее известное место службы духовенства вне прихода – это армия.

    Однако мало кто знает, что существует целый институт военного духовенства – особая и серьезная система.

     

    Допетровское время

    Хотя в нашей стране священнослужители с древности сопровождали русские войска в походах, институт военного и морского духовенства начал формироваться только во время создания так называемой регулярной армии. До правления императора Петра I в вооруженных силах России не было штата специальных военных священников. Стрельцы духовно окормлялись в храмах, расположенных в районах их слобод, в каждом городе, где стояли стрелецкие полки. Но и в допетровское время каждый военный поход непременно начинался с молитвы. Военачальники отправлялись на «поле брани», получив благословение священника. Непреходящим примером благочестия стало благословение преподобным Сергием Радонежским благоверного князя Димитрия Донского на Куликовскую битву.

     

    Обер-священники

    Когда же при императоре Петре Великом армия стала уходить в дальние и частые походы, создание особой категории священнослужителей, независимых от местной епархиальной власти, призванных постоянно быть вместе с солдатами и офицерами, стало необходимостью. По аналогии с сухопутными силами сложились и особые структуры военно-морского духовенства, окормлявшего русских моряков, расширявших и защищавших морские рубежи империи.

    С созданием в России так называемых регулярных армии и флота в их структуру были введены полковые священники. Эта должность была постоянной. На нее назначались священнослужители из состава духовенства епархий по месту формирования полка. Они подчинялись правящему архиерею епархии, на территории которой находился полк. На время боевых действий в составе Генерального штаба назначался обер-полевой священник из числа приходского духовенства. Ему подчинялось все полевое священство.

    На флоте на должность корабельного священника назначался, как правило, монашествующий священнослужитель. Тогда считалось, что у монахов уровень образования выше, чем у светских священников. На время боевых действий флотские священники тоже подчинялись обер-иеромонаху. Именным указом императора Петра I от 8 апреля 1719 года велено: «в корабельном флоте на каждом корабле иметь по одному иеромонаху, которых брать из Александро–Невского монастыря». Самым известным обер-иеромонахом, прославленным в лике святых, по праву считается святитель Иннокентий Иркутский.

    Основными задачами военного священства было совершение богослужений и поддержание нравственности личного состава. Интересно, что духовное воспитание и даже обучение нижних чинов молитве было обязанностью вовсе не духовенства, а офицеров.

     

    Развитие структуры

    Известно, что в ХIХ веке Российская империя вела многочисленные войны как оборонительные, так и наступательные. Соответственно, укреплялся и институт военного духовенства. Указом императора Павла I в апреле 1800 года военное духовенство выделялось в постоянно действующую структуру: обер-священнику подчинялось духовенство армии, флота и гвардии. В составе Главного штаба для действующей армии была введена постоянная должность полевого обер-священника. По делам духовного ведомства он подчинялся обер-священнику армии и флота, а по делам военным – дежурному генералу. Ему непосредственно подчинялись дивизионные благочинные. С их помощью он оперативно контролировал деятельность полковых священников. В 1858 году все обер-священники были переименованы в главных священников.

    С отменой крепостного права в России ускоренное экономическое развитие страны повлияло на совершенствование технического оснащения армии и флота. В 1890 году было принято «Положение о военном духовенстве» с четко определенной системой управления в мирное и военное время. Тогда же сформировалась структура военного духовенства в русской армии:

    • протопресвитер (протоиерей) военного и морского духовенства, который имел статус генерал-лейтенанта,
    • главные священники округов, которые имели статус генерал-майоров,
    • корпусные, дивизионные, бригадные и гарнизонные благочинные, которые имели статус полковников,
    • полковые (батальонные), госпитальные и тюремные священники.

    В конце XIX века заметно вырос образовательный уровень и престиж военных священников. Полковой, корабельный храм стал духовным центром для личного состава полка, корабля, а также хранителем памяти и воинской славы. Там находились полковое знамя и военные реликвии, памятные доски с именами погибших.

     

    На поле боя

    В военное время роль полкового священника становилась важнее и ответственнее. Огромное психологическое и физическое напряжение в боевой обстановке требовало духовной поддержки для каждого воина.

    Задачами священника в военное время были совершение Божественной литургии и треб; напутствие солдат перед боем; влияние на паству личным примером, твердостью духа в сложнейших ситуациях, стойкостью в исполнении воинского долга; отпевание погибших.

    Священник Лейб-Гвардии Конного полка Федор Ласкеев в «Исторической записке об управлении военным и морским духовенством за минувшее столетие (1800–1900 гг.)» отмечал: «Обязанность полкового священника во время сражений – быть неотлучно при войске – требует от него чрезвычайного самоотвержения. Стоя в пылу битвы, он должен не только всегда быть готовым положить живот свой на поле брани за веру, Царя и отечество, но собственным примером мужества и гласом веры и утешения поддержать в армии беззаветное самоотвержение, непоколебимую храбрость, бесстрашный героизм и надежду на помощь Божию. И полковые священники, понимая важность такого воодушевления, брали на себя эту святую обязанность».

     

    XX век

    Во время Русско-японской (1904–1905) и Первой мировой (1914–1917) войн институт военного духовенства был подвергнут серьезным испытаниям. Он выступал в этих войнах не только как церковная организация и воспитательная структура, но и как исполнитель дипломатических задач.

    Первый в Российской империи Всероссийский съезд военного и морского духовенства состоялся в июле 1914 года в Санкт-Петербурге. На нем был определен круг обязанностей: помимо непосредственно священнических задач, духовенству предписывалось оказывать помощь в перевязке ран, помогать при эвакуации убитых и раненых солдат, извещать родных и близких убитых воинов о смерти солдат, участвовать в организации обществ помощи инвалидам, заботиться об обустройстве походных библиотек, а также воинских захоронений.

    Упразднен институт военного и морского духовенства был декретом советской власти в январе 1918 года. Военные священники поступали в епархиальные ведомства. Из армии было уволено 3700 священнослужителей. Многие из них были репрессированы при советской власти.

    Часть военного духовенства продолжила свою службу в армиях А.И. Деникина, П.Н. Врангеля, А.В. Колчака в годы Гражданской войны (1917–1923).

    Вновь окормлять военнослужащих Русская Православная Церковь начала в начале 1990-х годов. В 1995 году был создан синодальный Отдел Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями.

     

    Восстановление института

    В апреле 2006 года Священный Синод Русской Православной Церкви принял Заявление о восстановлении института военного духовенства в Российской армии. Священный Синод призвал государство, общество и все традиционные религии России совместными усилиями воссоздать институт военного духовенства. Голос Церкви был услышан, однако путь к введению штатного военного духовенства оказался непростым. Понадобилось три года работы различных комиссий, прежде чем в июле 2009 года Президент Российской Федерации принял решение о поэтапном введении в Вооруженных Силах страны института военных священнослужителей.

    Стоит отметить, что вся работа военного духовенства находится под пристальным вниманием и контролем Святейшего Патриарха Кирилла. Особое внимание Глава Церкви обращает на перенос акцентов в деятельности военного духовенства, в первую очередь, на индивидуальную пастырскую миссию, на доступность священнослужителя рядовому военнослужащему, на возможность общения с пастырем на боевых постах, в подразделениях, где воин может открыться и решить вместе со священником волнующие его вопросы.