Главная / Митрополит / Слово Архипастыря / Митрополит Лонгин: «Лекарство от вражды — настоящая христианская жизнь»

    Митрополит Лонгин: «Лекарство от вражды — настоящая христианская жизнь»

    Интервью архипастыря Симбирской земли — о прошлом, настоящем и будущем

    В этом году православные Симбирска отмечают двойной юбилей: 10 февраля исполняется 190 лет Симбирской Епархии, а 26 июля — 10 лет Симбирской Митрополии. Контрапунктом — другая дата: тридцатилетие распада СССР. О прошлом, настоящем и будущем православного Симбирска «Народная газета» поговорила с митрополитом Лонгином.

    Владыка был назначен Преосвященным Симбирским и Новоспасским, решением Священного Синода от 25 августа 2020 года; митрополией он руководит полтора года. Тем ценнее его взгляд на наше прошлое и настоящее – взгляд одновременно «изнутри» и «извне».

    О прошлом

    — Владыка, вы встретили на симбирской земле второе Рождество; каким вы видите Симбирск сейчас? Родиной революционеров? Или городом, принявшим тяжесть религиозных гонений, но сохранившим православие?

    — Формально — да, второе Рождество, но фактически Рождество прошлого года я встретил в больнице в Москве, а не в Симбирске. Конечно, ни о какой «столице революционеров» я не думаю — слава Богу, сейчас другое время. А что касается тяжести гонений, их приняла на себя вся русская земля, каждый город, каждая область. В Симбирске действительно шло особо варварское уничтожение храмов и монастырей, предпринятое большевиками: «Родина Ленина» — и вдруг  религиозные символы! Здесь практически полностью была уничтожена всякая память о храмах, монастырях. Ходишь по городу как археолог, ищешь, что осталось от церковной жизни Симбирска: где остался камень от фундамента, где могильная плита, где – просто пустырь. В Ульяновске сохранилось лишь 4 исторических храма из почти 30. Это тем более обидно, что в центральной части города старинная архитектура сохранилась очень неплохо. В целом я привыкаю к городу, изучаю регион и вижу, что он достаточно динамично  развивается.

    — Вы заговорили о советском периоде истории церкви; в этом году вся Россия вспоминает 30-летие распада СССР. Оглядываясь в прошлое: чем все-таки был советский период для православия, для Симбирска? Если уроком — то чему он должен был нас научить?

    — Без воли Божией ничего не происходит, и бывает так, что Господь попускает народу или человеку пережить последствия его собственного выбора. Тот период, который пережила наша страна в XX веке, был попущением и вразумлением Божиим. Иначе его невозможно воспринимать. Во что может превратиться жизнь без Бога? Мы видим итог этого безумного эксперимента: полный распад, развал исторической России, очень тяжелое духовно-нравственное состояние народа. Урок? Да, урок о том, что жизнь без Бога недостойна человека, а борьба с Богом – абсолютно бесполезна и бессмысленна, и в этой борьбе человек самоуничтожается.

    — Расскажите подробнее о работе, которую проводят священнослужители ради восстановления исторической памяти Симбирска. Какие неизвестные страницы нашей истории были открыты?

    — Очень большой вклад в работу по восстановлению исторической памяти и канонизации святых внес ныне покойный протоиерей Алексий (Скала). Сейчас одна из наших задач — возобновить деятельность по изучению страниц симбирской истории, которые связаны с временами гонений. Есть несколько энтузиастов, которые этим занимаются. Весной планируем провести научно-историческую конференцию к 190-летию епархии, дополнить и переиздать жития Симбирских святых.

    — А лично вам какие страницы из 190-летней истории Симбирской Епархии кажутся наиболее важными? Какие, по Вашему мнению, имеют особое духовное значение?

    — По моему мнению, самое яркое, сквозное, значение имеет образ блаженного Андрея Симбирского, Христа ради юродивого. Под знаком его подвига и его народного почитания прошло XIX столетие; в конце XX века было обретено место захоронения, его мощи и состоялась канонизация. Мы верим, что этот воин Божий ходатайствует за верующих, которые живут в Симбирске и обращаются к нему в молитвах. Его образ имеет самое глубокое значение и сегодня.

    О настоящем

    — Вы объехали (без преувеличения) всю Симбирскую митрополию: какое место, какой храм вы считаете символом нашей истории? Почему?

    — Конечно, это Жадовский монастырь и Сурское. Два места, особо почитаемых в народе, где, по свидетельству многих людей, чувствуется особое благодатное присутствие Божие. Хотелось бы, чтобы таким местом был и Спасский монастырь. Сейчас он возрождается, слава Богу, нашелся человек, который восстанавливает его внешнее благолепие. Хотелось бы, чтобы монастырь стал центром духовной жизни, а не просто памятником архитектуры. Очень хочется восстановить в нашей епархии и мужской монастырь. Все упирается в тему, которую обойти нельзя – это средства. Чтобы что-то открыть – нужно что-то построить. Вопреки слухам, денег у Церкви никогда не было много, а сегодня их меньше, чем когда бы то ни было.

    Поволжье издревле было местом пересечения культур, народов, религий. Ислам и иудаизм, католицизм, протестантизм здесь, в Симбирске, веками соседствовали с православием. Как это повлияло на церковную жизнь?

    — Я думаю, что особое значение имеет тема ислама. Иудаизм, католицизм, протестантизм тут исторически присутствовали, но в небольшой мере. А вот ислам – да, это наши серьезные соседи. Что еще можно добавить: у меня создалось впечатление, что 30 лет религиозной свободы здесь, в Ульяновской области, мусульмане использовали  едва ли не эффективнее, чем мы православные.

    О будущем

    — В XXI веке перед церковью стоят новые вызовы, а многие социальные, медицинские вопросы разобщают верующих. Есть ли у пастыря лекарство от вражды?

    — Лекарство только одно – настоящая христианская жизнь. Не просто хождение в церковь «на всякий случай», и не умение быть в курсе всех околоцерковных сплетен. А настоящая церковная жизнь: вера, молитва, исповедь, причащение, добрые дела. У христианина столько работы над собой, что на споры и ругань не должно оставаться времени. А что касается вызовов: ответы на все вызовы нужно искать в Евангелии. На самом деле, как бы ни менялись вызовы времени с «технической» точки зрения, человеческое сердце одинаково во все времена. Достаточно почитать святоотеческую литературу, чтобы понять, насколько при всей разнице обстоятельств и технологий одинаковы движения сердца, помыслы и страсти, с которыми нужно бороться. Священник, который действительно исполняет свои пастырские обязанности так, как положено, должен знать, как помочь человеку в трудной ситуации, опираясь на Евангелие.

    — Считаете ли Вы, что наш век — век социальных сетей и интернет-технологий — это век утраты Бога? Или напротив: «четвертый день» перед подлинным возрождением веры?

    — Я не Кассандра, чтобы предвидеть будущее. Я не знаю, что нас ждет, слишком много взаимоисключающих вводных. Я знаю одно: я всю свою жизнь делаю свое дело. И думаю, что каждому человеку нужно так относиться к себе: делать свое дело, пока есть возможность. А что касается возрождения… На моей памяти произошло не просто возрождение, а воскрешение церковной жизни буквально из пепла. Но это не вопрос «количественных показателей». За 30 лет множество людей пришли к Богу. Я лично знаю многих и многих людей, которые не были верующими, не росли в вере, — но потом узнали Бога и пришли в храм. Эти люди смогли осознать и оценить прожитую жизнь, постараться ее исправить и дальше жить с Богом. Большинство из них уже и скончались в вере и уповании жизни вечной. Вот это — победа Церкви, ее настоящее возрождение. Этот процесс продолжается и сейчас. У нас нет задачи «построить больше, дальше, выше». Церковь выполняет свою задачу, если люди приходят к Богу. Это главное. Там, где церковная жизнь налажена и благоустроена, где служат хорошие добросовестные священники — там идет возрождение церкви. Но оно не измеряется количественно.

    — А если не заглядывать так далеко вперед: какие планы у Симбирской митрополии на 2022 год?

    — Лучше всего на вопрос о планах ответил зарубежным корреспондентам митрополит Сергий (Страгородский), местоблюститель Патриаршего престола. Он, кстати, потом был в Ульяновске в эвакуации. Когда его спросили – какие планы у церкви (а это был 1938 год — какие там могли быть планы?), — он ответил: «Мои планы – это планы Святого Духа. Довольно для каждого дня своей заботы (Мф.6, 34)». Даст Бог, будем молиться и трудиться каждый день для того, чтобы добиваться нормального течения церковной жизни.

     

    Андрей ТВОРОГОВ,

    “Народная газета” от 2 февраля 2022 г.

    УлПравда