Право входа

    Однажды в больнице соседка по палате жаловалась врачу: «Я так устала, несколько месяцев кочую из отделения в отделение, одну болезнь сменяет другая, сил нет!» Врач помолчала, а потом сказала: «Вы знаете, я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь вам справиться с нашим профильным заболеванием, но насчет «устала от болезней» – это не к нам, это в храм». Однако иногда Церковь сама приходит в больницы.

    До революции в России практически при каждом медицинском учреждении действовал храм. Многие понимали: человек, попавший в беду, должен иметь возможность помолиться, приобщиться к таинствам, пообщаться со священником. Симбирск не был исключением: на территории Александровской губернской земской больнице находились храм во имя благоверного князя Александра Невского и домовая церковь в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость».

    В советское время больничное служение священников было значительно ограничено, а храмы закрыты. В наши дни духовная помощь пациентам медучреждений – одно из ведущих направлений социального служения Русской Православной Церкви. В России идет процесс взаимного диалога Церкви и государства в области здравоохранения.

    На сегодняшний день в Симбирской епархии действуют храмы на территории Областной больницы, Медико-санитарной части им. В.А. Егорова, Областной наркологической больницы, рядом с Центральной городской больницей и Городской больницей святого апостола Андрея Первозванного. В ряде медицинских учреждений открыты молитвенные комнаты.

    Связь с больницей

    Клирики митрополии в течение длительного времени налаживали контакт с администрацией лечебных учреждений области, общались с сотрудниками больниц, посещали пациентов в палатах.

    С началом пандемии привычный ритм посещений нарушился. Появилось большое количество новых требований и запретов. И медработникам, и священнослужителям пришлось учиться трудиться в незнакомых условиях. Часть отделений и лечебных учреждений превратились в ковидарии. Новые вызовы времени требовали новых ответов.

    Одним из самых болезненных вопросов стал вопрос возможности посещения красной зоны – нужно было максимально снизить риски как для пациента, так и для посещающего священника. Остро встал вопрос и о допуске священнослужителей в другие стационарные отделения, в том числе, реанимацию.

    Совещание

    Причастие в ковидной больнице – непростое дело. Зайдя в красную зону, священник уже ничего не может оттуда вынести. И как быть с Евангелием и крестом, которые христианин целует после Исповеди? С дароносицей, которую нельзя оставлять? Требовалось устроить таинство так, чтобы и человека причастить, и со святыней обойтись соответствующим образом. Все детали новых правил были проработаны в специальных инструкциях и пособиях, для священников организовывали обучающие семинары.

    26 января в онлайн-формате состоялось совещание представителей Русской Православной Церкви, Министерства здравоохранения России и региональных органов власти в сфере охраны здоровья, которое было посвящено вопросам допуска священников в стационары. Совещание провели сопредседатели совместной Комиссии Русской Православной Церкви и Минздрава России – глава Синодального отдела по благотворительности епископ ВерейскийПантелеимон (Шатов) и заместитель министра здравоохранения России Олег Салагай.

    Рекомендации

    «Пациент имеет закрепленное в федеральном законе право на допуск к нему священника», – отметил епископ Пантелеимон. И это главный итог встречи. Участники совещания ознакомились с Методическими рекомендациями по установлению порядка посещения священнослужителями пациентов в стационарах, которые были разработаны Минздравом России при участии Синодального отдела по благотворительности.

    В документе оговорены порядок и сроки передачи информации о желании пациента встретиться со священником в стационаре.

    Согласно пункту 7 Рекомендаций, медицинский персонал, при поступлении от пациента информации о желании встречи со священнослужителем, должен передать информацию ответственному в медучреждении за взаимодействие с религиозными организациями в течение суток, в случае угрозы жизни – в течение двух часов. Ответственный сотрудник, в свою очередь, передает эту информацию в религиозную организацию и в дальнейшем оказывает необходимое содействие в организации посещения священнослужителем пациента. Пациенты могут пригласить священнослужителя, обратившись и напрямую в религиозную организацию.

    При организации посещений должно быть обеспечено соблюдение требований противоэпидемического режима.

    За время пандемии каждый из нас столкнулся с разными страхами. Кто-то предпочел их завуалировать, отрицая очевидные вещи. Другой смело посмотрел им в глаза и начал действовать, помогая близким. Наверное, одно из главных переживаний верующих – вероятность остаться без таинств в критический момент жизни в больничных стенах. И сегодня Церковь делает все, чтобы этот страх не стал реальностью.

     Подготовила Ксения Манякова

     О том, как осуществляется больничное служение в регионе, мы побеседовали с иереем Димитрием Субботиным –руководителем отдела Симбирской епархии по взаимодействию с министерством здравоохранения и медицинскими учреждениями Ульяновской области.

    – Отец Димитрий, сколько клириков епархии посещает красную зону?

    – 18. Восемь из них регулярно окормляет пациентов, остальные находятся в резерве, – на случай, если потребуется «усиление». За каждым священнослужителем закреплено определенное медицинское учреждение.

    Пациентов Медсанчасти им. В.А. Егорова окормляет иерей Иоанн Поджилков, Большенагаткинскую районную больницу – иерей Николай Сурков, ЦГБ – иерей Александр Иванов. Городскую больницу святого апостола Андрея Первозванного посещают иереи Алексий Шалахов и Павел Князькин, Областную больницу – протоиерей Олег Кропочев, Хоспис – протоиерей Иоанн Косых, Госпиталь Ветеранов войн – иерей Иоанн Береза и игумен Корнилий (Кабаргин).

    – Сталкивались ли священники с непониманием со стороны родственников пациента?

    – Однажды болящий не мог принять Причастие – находился под аппаратом ИВЛ в спутанном сознании. Родственники требовали, чтобы пришел священник. А персонал требовал от них написать расписку, что они не будут, в случае смерти пациента, винить священника. Близкие отказались, случился конфликт интересов. После этой ситуации некоторое время священников не пускали в красную зону. А у нас не было правовых оснований, чтобы посещать людей в стационарах.

    – Как обстоит ситуация сегодня? Изменилось ли отношение с принятием инструкций?

    – Да, сейчас мы обладаем правовой базой, которая регулирует взаимоотношения священника и пациента. У нас есть пошаговые инструкции, как нужно встречать священнослужителя, как должно проходить общение с больным и прочее.

    – В чем заключается главная цель посещения священниками красной зоны?

    – И посещения, и совещания, и юридические документы, принятые в этом году, решают огромную проблему каждого христианина – возможность принять Святые Дары и побеседовать с батюшкой, находясь в больнице. Для христианина страшно умереть, не причастившись. Человек лишается своих прав, когда не имеет возможности встретиться со священником. Эту юридическую прореху и заполнил документ, который регулирует посещение священнослужителями стационара.

    – Можно ли назвать священника врачом души?

    – Не только души, но и тела. Бывали в моей практике случаи, когда священник привлекался в случае отказа пациента от лечения. Батюшка беседовал с человеком, направлял на истинный путь и лечение продолжалось. Часто для болеющих людей слово священника – истина в последней инстанции. И порой, душевный разговор способен вернуть силы на борьбу с недугом.

    № 3 (563) 9 февраля 2022 г.