Главная / Митрополит / Слово Архипастыря / Великий пост: вспомнить, что главное в нашей жизни

    Великий пост: вспомнить, что главное в нашей жизни

    Вопросы о посте неизменно возникают у любого верующего. Святая Четыредесятница как особое время церковного года включает в себя много аспектов, касающихся посещения служб, молитвенного правила, подготовки к Исповеди и Причастию. На эти и другие темы мы побеседовали с митрополитом Симбирским и Новоспасским Лонгином.

     – Владыка, как прошел Ваш первый сознательный Великий пост?

    – Первый по-настоящему сознательный пост был у меня в армии. Я сам пошел служить, чтобы потом поступить в семинарию – в советское время это было обязательным требованием. Вторую половину срока службы провел в штабе дивизии, и у меня была некоторая свобода. Выходил из положения тем, что покупал в магазине большие банки болгарской фасоли, а в столовой брал гарниры и каши. Строгого поста от меня никто не требовал, но это было мое желание.

    По выходным уезжал из части в храм, единственный действующий на тот момент в Чите. На службы ходили регулярно около десяти солдат. С теплотой вспоминаю, как после ночного пасхального богослужения бабушки-прихожанки разобрали нас, по два-три человека, к себе домой на разговление – к праздничному столу, приготовленному с большой любовью.

    Если говорить о первом литургически осознанном посте – конечно, это был пост во время учебы в Московской духовной семинарии, которая находится в Троице-Сергиевой лавре. Вся красота, величие богослужения в полной мере раскрылись для меня там за несколько лет, особенно благодаря хору архимандрита Матфея (Мормыля).

    – Если отойти от традиционных «книжных» формулировок, Великий пост – о чем он для Вас лично?

    – Пост – это вершина, самая глубокая, красивая богослужебная часть года. Это настоящая весна души, как говорится в Постной Триоди, и я это чувствую очень ярко.

    – Можно ли соблюдать пост, но не посещать храм? Есть ли в этом смысл?

    – Это зависит от того, по какой причине человек не посещает храм: не может физически, болеет, или не чувствует в этом надобности? Часто встречается такая формулировка – «пощусь для здоровья». В таком случае это не пост, а диета для похудения. Совершенно другое дело – если верующий, церковный человек болен, или он стал немощным в силу возраста, и не может дойти до храма, но в меру сил старается молиться и поститься. Тогда, конечно, Господь принимает такой пост в полной мере. Знаю и случаи, когда соблюдение поста в пище становилось для человека первым шагом к Церкви. Вообще, каждый человек уникален, как и его отношения с Богом. Поэтому нельзя вывести ряд правил, которые абсолютно для каждого, во всех обстоятельствах, должны быть обязательны и ненарушимы.

    – Как Вы относитесь к практике поститься только первую и последнюю недели поста?

    – Опять же нужно смотреть на конкретного человека, его обстоятельства жизни. Бог принимает все, даже «намерение целует». Поэтому и небольшая жертва тоже важна. Но если такая возможность есть, надо соблюдать весь пост.

    – Как сохранить нужный настрой в течение всего поста? Как избежать привычки?

    – Привычка в нашей жизни возникает очень часто – в браке, на работе… Это особенность человеческого характера – люди не могут долго сохранять внимание, постоянный настрой. Можно привыкнуть и к священству, и к посту, и к молитве – ко всему. Есть специальная система «борьбы» с этим – человек должен возгревать в себе те добрые чувства, которые связывают нас с другими людьми и с Богом, и которые имеют тенденцию к ослаблению. Надо стараться не рассеиваться, не развлекаться. Когда у человека есть цель, и он к ней стремится, множество отвлекающих факторов могут помешать ее достигнуть. К примеру, в пост мы должны сосредоточиться на своих взаимоотношениях с Богом: молиться, читать духовную литературу, делать добрые дела. Но одно, второе, третье – звонки, дом, работа… И человек рассеивается. Он должен собирать себя, возвращаться к самому себе.

    – Как?

    – Усилием воли и осознанным отношением. Нужно уметь сказать себе: «Стоп, это я сейчас откладываю». Важно перестать относиться к вопросам духовной, церковной жизни как к чему-то факультативному, тому, что на пятом-десятом месте. В принципе, духовные вопросы – главные в нашей жизни, в какие-то моменты они должны затмевать все остальные. Как говорил блаженный Августин, «если Бог будет у человека на первом месте, все остальное будет на своем». К этому надо себя приучать.

    – В литературе мы встречаем описание практики говения, которая была в дореволюционной России: причащались редко, но готовились неделю, ежедневно посещали богослужения. Каким говение в идеале должно быть сейчас?

    – Несмотря на то, что Россия была православной империей, в ней была развита система духовного образования, открыто множество храмов, верующие причащались крайне редко: раза четыре в год, в многодневные посты. Практика редкого Причащения существовала не только в дореволюционной России, но и в других православных церквах. Против этого восставали многие: и святитель Тихон Задонский, и святитель Феофан Затворник, призывавшие христиан к более частому Причащению. Но они не были услышаны.

    К 1917 году все рухнуло: нормальную церковную жизнь практически истребили. Но те люди, которые продолжали ходить в храм, стали причащаться чаще, потому что было непонятно: будет завтра литургия или нет, не закроют ли храм, не арестуют ли батюшку?… Конечно, верующие стремились причащаться уже при любой возможности. Последние десятилетия XX века основным содержанием проповеди и духовенства, и епископата, стал призыв причащаться чаще. Сегодня церковные люди, в основном, причащаются раз в две недели и на большие праздники. Есть те, кто причащается чаще, и те, кто реже. В зависимости от того, какова интенсивность духовной жизни человека, как он привык готовиться ко Причастию, подчиняется ли он церковной дисциплине постов, зависит и практика говения.

    Если человек постится каждые среду и пятницу в течение года, соблюдает многодневные посты, регулярно ходит в церковь, то недельное говение в том, дореволюционном смысле, для него не обязательно. Но это не значит, что так делать нельзя. Может быть, есть желание и возможность всю неделю посещать службы утром и вечером? Все зависит от самого человека. И, конечно, надо советоваться с духовником.

    – Постовое молитвенное правило. На первой неделе, если ходишь на службу утром и вечером, не всегда хватает сил молиться и дома утром и вечером. А еще и правило ко Причастию. Возможны ли послабления?

    – Хорошо бы молиться и дома, читать утренние и вечерние молитвы. А все остальное можно опустить. Если человек ходит в храм каждый день на первой неделе, то при подготовке ко Причастию можно опустить все, кроме собственно правила ко Причащению.

    – Добавлять ли Великим постом в домашнее правило молитву преподобного Ефрема Сирина?

    – Это можно делать по усердию. Молитва преподобного Ефрема Сирина сопровождает нас весь Великий пост, – это его лейтмотив. За каждым богослужением она читается по много раз. Эта молитва очень глубока и способна буквально настраивать нашу духовную жизнь, говоря о том, что в ней важнее всего. Ее можно читать дома, и не только в пост.

    – В течение поста многие причащаются каждое воскресенье. Обязательна ли Исповедь каждый раз? Можно ли причащаться несколько раз в течение Страстной седмицы и как при этом исповедоваться?

    – Я сторонник Исповеди перед каждым Причащением. Знаю, что есть разные мнения по этому поводу. Относительно Страстной седмицы расскажу о той приходской практике, которая была на подворье Троице-Сергиевой лавры в Москве. Когда я был там настоятелем, всегда благословлял постоянных прихожан причащаться на Страстной неделе в Великий Четверг, Великую Субботу и на Пасху. Просил всех исповедоваться в Великую среду, и, если потом в эти дни ничего тревожащего совесть не случалось, то в Великую Субботу и на ночной Пасхальной службе идти причащаться уже без Исповеди. Знаю, что так делают сейчас на многих приходах.

    – Как Вы относитесь к практике общей исповеди на приходах?

    – Плохо. Я считаю, что она неоправданна, за исключением каких-то экстраординарных случаев. Потому что Исповедь – это раскаяние человека в своих грехах, а не перечисление их священником. Были периоды в нашей истории, когда общая исповедь практиковалась. Например, у праведного Иоанна Кронштадтского: в Андреевском соборе, где служил батюшка, собиралось по три-четыре тысячи человек, желающих причаститься. Понятно, что поисповедовать всех было физически невозможно. Или в советские годы, когда было два храма на миллионный город, три-четыре священника, сбившихся с ног – и тысячи причастников в Великий пост или на праздник. Но сегодня нужды в общей исповеди нет.

    – Существует понятие «генеральная исповедь». Что это такое?

    – Это Исповедь за всю жизнь. Такую Исповедь приносит ставленник перед хиротонией или, по желанию, любой человек, пришедший в храм в сознательном возрасте. Может быть, сначала он даже не осознает в ней необходимости. Но его совесть отягощена многими греховными поступками и мыслями, и возникает потребность в них исповедоваться. Тогда надо тщательно подготовиться к полной, генеральной исповеди. Однажды так поисповедовавшись, больше повторять этого не нужно.

    – Как правильно подготовиться к Исповеди?

    – Внимательно вглядываясь в самого себя, испытывая свою совесть. Есть пособия, которые могут направить человека в нужное русло. Но просто переписывать оттуда грехи не стоит, не нужно говорить того, что ты не делал. Очень важно, чтобы человек получал на Исповеди добрый действенный совет от священника, чтобы тот направлял, наставлял своих прихожан. Даже на саму мысль о генеральной исповеди, о которой мы говорили, должен натолкнуть человека духовник, подсказав, как к ней нужно готовиться.

    – Человек может сам определить свою степень готовности или неготовности принять Тело и Кровь Христовы? Слова святителя Иоанна Златоуста о том, что причащающийся недостойно подобен Иуде, целующему Христа, и подлежит вечному мучению, пугают, но, в то же время, кто тогда достоин?

    – Человек должен научиться слушать свою совесть. Не глушить ее каждый раз, а слушать то, что она говорит, и исходя из этого оценивать свои действия. Ко Причастию может подойти человек, который осознает свои грехи, раскаялся в них и имеет решимость бороться с ними. Еще обязательное условие – примириться с теми, кого он оскорбил и на кого держит обиды. Если лично примириться не получается, нужно положить в своем сердце твердое намерение сделать это и самому простить все обиды.

     Если человек не хранит обид, злых мыслей, осознал и исповедовал свои грехи, имеет намерение исправиться – он может причащаться. А «мерить», оценивать себя – достоин или недостоин – не нужно: Бог знает! Есть намерение в чистоте и покаянии идти за Господом – надо причащаться.

    – А если человек попросил прощения, но его не прощают, как быть?

    – Это уже будет не на его совести. Наше дело – испросить прощения, осознать свою вину. Даже если тебя обидели – надо найти то, в чем ты был неправ в этой ситуации, и извиниться. Да, возможно, твои поступки восприняли «не так», интерпретировали их по-своему. Но все равно важно учиться смотреть
    на себя со стороны и понимать, как наши поступки, слова и действия воспринимаются другими людьми, хотя это бывает болезненно.

    – Нередко можно столкнуться с убеждением, что Великим постом нельзя крестить детей. Откуда оно появилось?

    – Это неправда, крестить можно всегда. Как эти убеждения рождаются в головах у людей, откуда они берутся, я не могу сказать, но это неправильно.

    – Вопрос по Соборованию – есть мнение, что один раз в году – постом – нужно собороваться и здоровым людям. Так ли это?

    – Собороваться можно, но участвовать в этом таинстве именно постом необязательно. Соборование, по изначальному смыслу, – это таинство, которое совершается над тяжелобольными. Сегодня постом соборуются многие, потому что совершенно здоровых людей, как правило, нет. Но и обязательным для всех соборование назвать нельзя.

    – Нужно ли в конце поста подводить для себя итоги?

    – Человек должен себя исследовать: в какой степени удается или не удается бороться со своими недостатками и грехами? Этот навык должен быть постоянным – «повседневное исповедание грехов» из вечернего правила призвано помогать нам в этом. Мне лично кажется чуждым ставить себе какие-то оценки, но кому-то это помогает. Надо помнить о главном: отношения человека и Бога больше всего боятся строгой регламентации, формализации. Бог – это Личность, и мы общаемся с Ним как с Личностью.

    Беседовала Ксения Манякова

    № 4 (564)