Главная / Газета 2021 / Мироносицы XX века

    Мироносицы XX века

    Утренняя тишина, лишь изредка нарушаемая пением птиц. Над обычно шумным Иерусалимом еще стояло прекрасное утро. Большинство жителей спали, но несколько женщин шли быстрым шагом по направлению к саду, неподалеку от горы Голгофы. Они торопились к месту погребения Своего Возлюбленного Учителя.

    С тех пор прошло много времени, но вот уже две тысячи лет для православных христиан жены-мироносицы являют собой пример христианских добродетелей: верности, любви, милосердия.

    В чем состоял подвиг христианки в XX веке? Для кого-то в сохранении живой веры в сердце до последних дней земной жизни, для кого-то – в воспитании детей, в милосердии и служении ближним, несмотря на скорбные обстояния: бедность, голод, упадок сил. Сегодня мы рассмотрим книги о судьбах двух героинь, которые служили Господу на разных жизненных поприщах.

    По своему жанру «История одной старушки» – это книга воспоминаний. Но ее нельзя было бы охарактеризовать коротко, обращая внимание лишь на какую-то одну, главную, сторону жизни мемуариста, например: «Воспоминания земского врача» или «Записки монахини». Это – «Очерки из многолетней жизни одной старушки, которую не по заслугам Господь не оставлял Своею милостью и которая считала себя счастливой всегда, даже среди самых тяжелых страданий».

    У современного человека (практически у каждого из нас) сразу же возникает недоумение, вопрос: как же можно быть счастливым, страдая?

    Монахиня Амвросия (Александра Дмитриевна Оберучева) родилась в 1870 году, отошла ко Господу в 1944-м. Книга составлена по ее дневниковым запискам, которые она вела всю жизнь и отобрала, привела в порядок, дополнила по просьбе близких незадолго до кончины.

    Ее память живо сохранила подробности семейного, усадебного уклада, студенческого времени в столице, службы земского доктора в глубинке, монашества в обители и (вынужденно) в миру. Здесь же – страницы, посвященные работе врача в полевых лазаретах Первой мировой войны или в холерных и тифозных бараках ГПУ: страшные по сути – и спокойные в своей правдивости.

    Александра Дмитриевна Оберучева

    В литературоведении есть такое понятие — «образ автора». В «Истории одной старушки» этот образ, совершенно неповторимый, присутствует в каждом слове, и в то же время его… нет. Что это значит?

    Читая эту книгу, мы постепенно знакомимся даже не с событиями чьей-то жизни, а с основополагающими, глубинными понятиями христианства, или – с простыми, ясными, чистыми, естественными человеческими чувствами, давно потерянными или никогда не испытанными нами, людьми ХХI века, времени разрушительной силы.

    Так, например, нашего современника может удивить чувство собственного достоинства, которое было заметно всем даже у совсем юной студентки Саши Оберучевой, и ее уважение к каждому человеку, который встречался на ее жизненном пути. Но, пожалуй, основой ее характера можно назвать целомудрие – ту мудрую цельность личности, которую так трудно (а без Христа невозможно) понять и обрести.

    Особенно теплы и трогательны воспоминания о семье, в которой детей растили, «как царевича Иоасафа», стараясь оградить от горя и боли; где мама «говорила тихо и мало, но каждое ее слово было непреложным законом», где отец с любовью внушал детям: «Мы все мамочку должны слушать». Иногда он пошутит или лишнее что-нибудь скажет; например, думает сказать о ком-нибудь, а мамочка посмотрит или только скажет: «Детям нельзя…» И он остановится. Любовь и тепло семьи Оберучевы носили в своих сердцах всю жизнь.

    Александра Оберучева могла «позволить» себе сорвать студенческую забастовку, из-за которой могли закрыть единственный в то время в России женский медицинский институт, отказаться от предложений престижных столичных клиник ради работы земского врача, могла в полном одиночестве отправиться на фронт помогать раненым – просто потому, что знала, что там нужна ее помощь. Она отказалась от замужества (а предложение сделал «хороший врач и замечательный человек») потому, что поняла, что профессия врача несовместима с семейной жизнью. Она готовила себя к этому пути с ранней юности, а затем всегда жила с полной самоотдачей: «Я сама забываю, что существую».

    «Монашество ее было выстрадано всей предыдущей жизнью в миру, опыт страдания и сострадания, обретенный на свободе, помог выстоять в заключении», – верно замечает автор предисловия к книге М. Кучерская.

    В 1917 году, по благословению старца Анатолия (Потапова), Александра Оберучева поступает в Шамординскую обитель, в 1919-м принимает монашеский постриг. После закрытия монастырей, Шамордина и Оптиной пустыни, и до волны арестов и ссылок (которую почти никто из них не миновал) часть иноков и инокинь жила в Козельске в частных квартирах. Небольшую общину шамординских монахинь, к которой принадлежала и матушка Амвросия, окормлял последний оптинский старец иеромонах Никон (Беляев), будущий преподобномученик Никон Оптинский.

    Свою иноческую школу матушка проходила с такой же ответственностью и старанием, с каким делала все в своей жизни. Благодаря ее подробным записям для нас сохранились сведения о жизни отца Никона, содержание его бесед с духовными чадами, письма и наставления, его ответы на вопросы сестер.

     

    «Как же поступать, чтобы легче переносить страдания?» – «Веру крепкую иметь, горячую любовь ко Господу, не привязываться ни к чему земному, вполне предаться воле Божией».

    Записки матушки Амвросии обрываются на полуслове: в 1941 году из-за болезни она уже не могла работать над ними. Однако всем читателям без исключения жаль расставаться с матушкой, поэтому издатели поместили в приложении сведения о последних годах ее трудной и светлой жизни, воспоминания людей, знавших ее. Только лишь здесь, наконец, все внимание сосредоточено на авторе.

    «Сердце ее было переполнено какой-то особой жалостливой любовью к каждому человеку; изумительным было ее самоотвержение, даже жертвенность. Она не могла вынести чужого несчастья или беды. С удивительной легкостью, не задумываясь о последствиях для себя, она шла на жертву ради других».

    «Матушка так гармонировала с тихим вечером! Ее жизнь клонилась к закату так же, как и солнце, испуская живительные лучи любви и милости ко всем, а душа дарила ближним последние минуты любовного общения».

    Последнее письмо монахини Амвросии (Оберучевой): «Странная моя жизнь! К чему все это ведется? Видно, воля Божия. Да будет воля Божия во всем. Только с благоговейным трепетом ожидаю, что будет дальше. Все так удивительно сотворяется… Как бы исполнить волю Божию, чтобы не нарушить своим вмешательством».

    «Под кровом Всевышнего» – автобиографическая книга Натальи Соколовой, дочери известного духовного писателя, доктора химических наук, профессора Николая Пестова. Книга начинается с жизнеописания детства героини. Яркое, светлое время для ребенка идет параллельно со страшными событиями внутри страны – развертыванием массового террора. Теплым огоньком для маленькой Наташи светила вера родителей, наполняя сердце милосердием и любовью.

    Наташа взрослеет и судьбоносно встречает молодого псаломщика Владимира, который спустя время стал священником. «Каково быть матушкой? И как воспитывать детей в православной среде?» – именно на эти и многие другие вопросы дает ответ книга.

    Издание интересно по многим причинам. И первая из них – автор позволяет людям, которые воспитывались в атеистической семье, увидеть, как живут семьи воцерковленные. Перед читателем раскрываются отношения между мужем и женой, родителями и детьми, бабушками и внуками, братьями и сестрами. Наталья Николаевна описывает не только свою семью, но и другие верующие семьи, с которыми Соколовы дружили, работали или жили по соседству. Она сравнивает православную семью и семью атеистическую, показывая, как отсутствие веры влияет на характер детей.

    Вторая причина – книга интересна еще и как источник информации о Советском Союзе. Описаны советские роддомы, гонения на Церковь и священников, особенности обучения в деревенской школе, отношение к верующим на работе и в вузе, взятки, которые приходилось давать, чтобы построить дом. Много рассказывается о периоде Великой Отечественной войны. Интересно наблюдать и за менталитетом советского человека.

    Третья причина – Наталья Николаевна в жизни встречалась со многими известными людьми, о которых и рассказала в книге. Вот лишь некоторые из них: архимандрит Сергий (Сребрянский), патриархи Сергий (Страгородский) и Пимен (Извеков), наместник Псково-Печерского монастыря архимандрит Алипий (Воронов), священники Димитрий Дудко и Павел Груздев, епископ Псковский Иоанн (Разумов). И это не считая ее отца, о котором рассказано очень подробно.

    Подготовили Наталья Горенок, Ксения Висарова

    № 9 (545) 12 мая 2021 г.