Главная / Медиа / Газета "Православный Симбирск" / Колыбель чувашского просвещения

Колыбель чувашского просвещения

«ПС» продолжает рассказывать о музеях нашего региона. В этот раз речь идет об особенном месте, которое затаилось в центре Ульяновска. «Город в городе», – так называют его сотрудники музея «Симбирская чувашская школа. Квартира Ивана Яковлевича Яковлева», которому в этом году исполняется 30 лет. На территории бывшей чувашской школы сохранился Духосошественский храм, 21 июня отметивший престольный праздник.

Созданная в 1868 году Иваном Яковлевым Симбирская чувашская учительская школа стала крупным культурно-просветительским центром. Народная школа – уникальное учебное заведение, которое включало мужскую школу, женские педагогические курсы, преобразованные в учительские семинарии, мужское и женское приходские училища, производственные мастерские, домовую церковь, сельскохозяйственную ферму, историко-этнографический музей, благотворительное общество. В начале ХХ века школа стала центром культуры и просвещения чувашей Поволжья. Здесь учились не только чуваши, но и мордва, марийцы, татары и представители других народов России. Педагогический состав тоже был многонационален.

 

На территории школьной усадьбы находилось шесть зданий: нижний корпус, деревянный флигель, здания домовой церкви и школьных мастерских, верхний корпус, здание мужского двухклассного приходского училища. Все они сохранились до наших дней. В настоящее время в четырех зданиях располагается Ульяновское училище культуры, в здании бывшей домовой церкви – храм в честь Сошествия Святого Духа на Апостолов, а в «верхнем корпусе» – музей «Симбирская чувашская школа».

 

Сегодня в музее для жителей и гостей города представлено шесть экспозиций:

– документальная экспозиция «История Симбирской чувашской учительской школы» раскроет историю чувашской школы – дела всей жизни Ивана Яковлева. Она сыграла важнейшую роль в просвещении чувашского народа;

• «Мемориальная квартира семьи И.Я. Яковлева» – экспозиция, посвященная укладу жизни и потомкам Ивана Яковлевича;

• «Мемориальный класс Симбирской чувашской учительской школы», где посетители познакомятся с особенностями образования;

• этнографическая экспозиция «Культура и быт чувашей Симбирского края конца XIX – начала XX века» расскажет гостям музея о традициях чувашского народа;

• документальная экспозиция «Личность и семья А.В. Жиркевича в истории Отечества», посвященная юристу, писателю, поэту, публицисту, архивисту и коллекционеру Александру Жиркевичу (1857–1927), волей судьбы оказавшемуся очевидцем предреволюционных и революционных событий в Симбирске;

• «Сказочное зазеркалье», где маленькие посетители музея окажутся в интерактивном познавательно-игровом пространстве.

В центре экспозиции «История Симбирской чувашской учительской школы» – личность Ивана Яковлева и его жизненный путь – от безграмотного мальчика-пастуха, до высокообразованного, признанного российской и зарубежной общественностью педагога. Первый зал экспозиции посвящен детским годам Ивана Яковлева. Он родился 25 апреля 1848 года в чувашской деревне Кошки-Новотимбаево Буинского уезда Симбирской губернии (сейчас териториия Респубики Татарстан). На второй день после рождения остался сиротой и попал в приемную семью Пахома Кириллова. В восьмилетнем возрасте, можно сказать, насильно, Иван был отдан на учебу в русское удельное училище в село Старые Бурундуки, несмотря на то, что владел только чувашским и татарским языками. После его окончания как лучший ученик был направлен в Симбирское землемерное училище.

Первый зал экспозиции: «Симбирская чувашская школа»

В этом зале посетители музея могут увидеть фрагменты тетрадей, похвальный лист Ивана Яковлева, его документы из учебных заведений, а также удивительный экспонат – интерактивную бочку. Потревожив гладь «воды», можно окунуться в детские воспоминания Вани.

Второй зал рассказывает о становлении личности и основных этапах деятельности Ивана Яковлева. По долгу службы землемером он часто бывал в селах и деревнях Симбирской, Казанской, Самарской губерний, где знакомился с культурой и бытом русского, татарского, чувашского, мордовского народов. Так у него зародилась мысль о необходимости попытки облегчить жизнь чувашского народа путем его просвещения, приобщения к вере и русской культуре. Однако он понял, что ему не хватает образования. Далее последовали учеба в Симбирской классической гимназии и Казанском университете.

Именно в период студенчества Иван Яковлевич кропотливо занимался созданием нового чувашского алфавита, первого букваря и учебных книг на чувашском языке и переводом книг Священного Писания.

Первое издание Нового завета на чувашском языке

Среди особо ценных экспонатов зала – первые чувашские буквари, учебные книги и первое издание Евангелия на чувашском языке. Примечательно предисловие к изданию, написанное Яковлевым на русском и чувашском языках: «Чтение Евангелия – радость наша, но здесь же и огромная ответственность, ибо теперь не остается для религиозного неведения нашего никакого оправдания…» Третий зал экспозиции рассказывает о жизни и деятельности Ивана Яковлева и Симбирской чувашской школы с 1914 по 1928 год. С приходом Советской власти среди местного руководства находились люди, которые стали преследовать Ивана Яковлевича как «старорежимца». Дело дошло до отстранения его от руководства школой и выселения из квартиры.

Особое место в экспозиции этого зала занимают памятные предметы: визитная карточка Яковлева, его цепочка для нательного креста, сделанная учениками школы, брошь из окаменевшей лавы Везувия в металлической оправе и настольная скульптура «Кошка на яйце». Последние предметы Иван Яковлевич приобрел для жены своего старшего сына Алексея – Ольги. Эти личные вещи рассказывают не о чувашском просветителе, а об обычном человеке, которому не чужда любовь и забота.

Об особой атмосфере и талантливых выпускниках Симбирской чувашской учительской школы рассказывает четвертый зал экспозиции. В школе на самом высоком для своего времени уровне было организовано преподавание естественных и общественных наук, трудовое обучение и эстетическое воспитание. В этом зале можно увидеть многочисленные документы, фотографии, свидетельствующие об учебном процессе в школе. Это расписания занятий младших и учительских классов, отчеты преподавателей об экскурсиях с учениками, программы музыкально-литературных вечеров, ученические тетради и выпускные свидетельства.

Правило для воспитанников чувашской школы

Эта экспозиция познакомит посетителей с талантливыми выпускниками чувашской школы: К.В. Ивановым, С.М. Максимовым, Ф.П.Павловым, И.С. Максимовым-Кошкинским. Начиная с 1868 года, Симбирская чувашская школа постоянно усовершенствовала программы обучения, развивалась и преобразовывалась. Схема развития школы также представлена в этом зале.

Среди выпускников школы были не только учителя, но и священнослужители, общественные и государственные деятели, организаторы народного хозяйства, деятели образования, литературы и искусства, ученые. Воспитанники школы внесли весомый вклад в развитие экономики, музыки, изобразительного искусства, литературы и других сфер национальной культуры.

Музей в наши дни

«Нам важно слышать службу на родном языке»

В 1876 году министр народного просвещения указал на желательность устройства домовой церкви при Симбирской чувашской школе. Тогда Иван Яковлев обратился к инженеру А.И. Львовичу-Кострице, и в 1881 году тот составил проект переустройства одного из зданий школьной усадьбы под храм. Это было строение, где располагались школьные мастерские – их же перенесли в другое здание. В самом начале 1885 года храм был освящен епископом Симбирским и Сызранским Варсонофием (Охотиным) в честь Сошествия Святого Духа на Апостолов.

В связи с преобразованием Симбирской чувашской школы в учительскую в 1890 году число учащихся вновь увеличилось. Домовый храм, который посещали и жители города, стал тесен. Почетный попечитель школы Николай Яковлевич Шатров подал идею о расширении храма и выразил готовность оплатить расходы.

Николай Яковлевич был крупнейшим симбирским благотворителем рубежа XIX – XX веков (как говорили, «миллионщиком»), промышленником, меценатом губернии. Он оказывал огромную поддержку чувашской учительской школе Ивана Яковлева. Был ее попечителем и более 20 лет содержал школу, потратив на нее более 100 тысяч рублей. На его средства в течение 1897-1898-х годов здание было надстроено вторым этажом, к восточной стороне здания пристроено одноэтажное, имеющее форму полукруга, помещение для алтаря. В поперечном коридоре, которое пришлось расширить, была построена каменная лестница. Кроме храма, в здании также разместились школьная библиотека и классы женского отделения.

Домовая Духосошественская церковь

Здание храма расположено в средней части северной границы комплекса. Лицевым фасадом обращено на улицу Воробьева. Строение двухэтажное, кирпичное, прямоугольное, в плане с апсидой с восточной стороны. Кровля металлическая, стены не оштукатурены, с междуэтажными и подоконными поясками. Окна первого этажа с лучковыми кирпичными перемычками. Второго – арочные с архивольтами и

сандриками в виде кокошников, защищенных сверху кровельным железом. В центральной части южного фасада входной кирпичный тамбур.

Характерными чертами домового храма были его строгость и простота. В дубовом иконостасе, изготовленном учащимися школы, размещались 11 икон, выполненных казанским живописцем С. Спиридоновым.

Надо сказать, что по соседству с территорией Симбирской чувашской школы находилось усадебное место, принадлежавшее Николаю Шатрову. В 1909 году оно было пожертвовано школе. Там на средства Николая Яковлевича в 1909-1910-х годах было построено отдельное каменное здание, состоявшее из двух этажей и подвал. Это дало возможность разместить в новом здании ученическую кухню со столовой, учебные классы, спальни и несколько квартир учителей. В коридоре нижнего этажа совершались общая утренняя и вечерняя молитва.

В 1898 году при домовой церкви Иван Яковлевич организовал Свято-Духовское братство. Оно преследовало, прежде всего, духовные цели в воспитании учащихся и было призвано заботиться «об оказании им материальной и медицинской помощи как во время учения, так и по окончании его». Яковлев привлекал в члены этого общества высокопоставленных чиновников губернского управления, служителей церковного ведомства и учителей, побуждал их к пожертвованиям. Средства братства использовались на издание и распространение Священного Писания на чувашском языке, богослужебных и духовно-нравственных книг, на содержание в школе бедных учащихся и лечение больных воспитанников.

8 декабря 1917 года благочинный бесприходных домовых церквей Симбирска протоиерей Димитрий Ахматов вместе с протоиереем В. Никифоровым и представителем ремесленного училища осмотрел Духосошественскую церковь. 9 декабря 1917 года он пишет об осмотре Управляющему Симбирской епархией архиепископу Тихону (Василевскому): «храм находится в таком печальном и беззащитном состоянии, что, по моему мнению, его необходимо срочно перенести в приходскую церковь целиком, не исключая иконостаса и даже престола. Строго говоря, в училище есть только алтарь (не запертый при осмотре), отгороженный деревянными (не запирающимися теперь) толстыми ширмами, примыкающими непосредственно к иконостасу, самой же церкви в сущности нет). Есть только так называемый церковный зал. Входы в последний при осмотре были не заперты, в нем около иконостаса стоит рояль, здесь же происходят собрания красноармейцев, помещающихся в училище…»

Иван Яковлевич остался не у дел. Он всеми силами и средствами старался сохранить свое детище. 23 ноября 1919 года в газете «Заря» – органе Симбирского губернский комитет РКП(б) и губисполкома, появилась заметка: «Яковлев и чуваши», в которой говорилось, что «деятельность Яковлева имела огромное значение среди чувашского населения, но, тем не менее, в данный революционный момент приходится от Яковлева, безусловно, отказаться. Как он сам, так и его взгляды устарели для нашей эпохи, для нашего времени». А уже 25 ноября 1919 года коллегия Симбирского губернского отдела народного образования постановила: «Считая, что пребывание Яковлева в стенах семинарии вредно отражается на деятельности семинарии, по предложению Народного комиссариата просвещения уволить Яковлева в отставку с сохранением за ним пенсии».

В октябре 1922 года Иван Яковлевич был вынужден уехать из Симбирска и остаток жизни провел у своих детей в Москве, где и умер в 1930 году.

В начале 90-х годов прошлого века здание храма было передано верующим. В настоящее время богослужения совершаются на церковнославянском и чувашском языках. При церкви действуют воскресная школа и библиотека.

Современный вид Духосошественского храма

Подготовили Анна Фролова, Ольга Новосад, Антон Шабалкин

Мария Тихонова, прихожанка Духосошественского храма:

– В конце 1991 года я увидела на трамвайной остановке объявление о том, что в Ленинском мемориале состоится съезд чувашского народа по поводу передачи здания храма и открытия прихода. Приехав туда в назначенный день, увидела, что людей собралось достаточно много. Приехал Владыка Прокл, духовенство, представители администрации. Много спорили, задавали друг другу вопросы. Я тоже решила сказать слово от лица будущих прихожан церкви и высказать просьбу открыть храм для чувашского народа, чтобы мы могли славить и воспевать Бога на родном языке, чтобы наши дети ходили в этот храм. Хорошо запомнила одно выступление. Мужчина взял слово: «Я из деревни приезжаю к детям в город, и в воскресенье мне важно быть на богослужении в чувашской церкви, слышать службу на родном языке».

Мария Тихонова

Когда храм освятили и в нем начались регулярные богослужения, хор пел только на чувашском языке. У меня сохранились записи на кассете. Я очень рада, что у нас есть этот храм. Да, рядом с домом уже открыто несколько церквей, но я все равно продолжаю ездить из дальнего Засвияжья именно в чувашскую.

Историю строительства и открытия церкви можно проследить из документов, которые находятся в Государственном архиве Ульяновской области. В фонде Симбирской духовной консистории имеется «Дело об устройстве домовой церкви при Симбирской чувашской школе», где Иван Яковлев подробно описывает все моменты, связанные с открытием храма.

Из сообщения И.Я. Яковлева епископу Симбирскому и Сызранскому Варсонофию (Охотину) 18 февраля 1885 года:

«В 1881 году возникла у меня мысль устроить храм в отдельно стоящем каменном флигеле школы, построенном в 1879 году для помещения мастерских, увеличив его пристроем с восточной стороны и сделав соответствующие, капитальные впрочем, изменения. На эти работы и на отделку всего каменного флигеля по моему поручению губернским инженером Львовичом-Кострицей был составлен проект и смета, в которую включены были и предстоящие ремонтные исправления в деревянном флигеле школы.

Помещение и сам храм я предполагал устроить на частные средства, будучи вполне уверен, что в предпринятом мной святом деле найдутся благотворители и ревнители православия. Весной 1883 года я располагал личными средствами, а пожертвований еще не поступило, но мне был открыт значительный кредит в Симбирском Обществе Взаимного кредита, и отпуск строительных материалов с условием уплатить следующие за него деньги, по мере возможности, из лавки наследников Зурова и от симбирского купца Матвея Александровича Сахарова».

№ 12 (548) 23 июня 2021