Главная / Медиа / Газета "Православный Симбирск" / Как жила Симбирская епархия в годы войны?

Как жила Симбирская епархия в годы войны?

19 октября исполняется 80 лет со дня прибытия в Ульяновск в эвакуацию руководства Московской Патриархии во главе с Местоблюстителем Патриаршего престола митрополитом Сергием (Страгородским).

Самыми «черными» страницами истории епархии мы называем 1937–38 годы и, так называемое, «Ульяновское дело», по которому в обвинении участия в «церковно-монархической, фашистско-повстанческой контрреволюционной организации для борьбы с советской властью» объединили многие-многие жертвы. Это было время, когда земли областей укрупнялись и объединялись, а наша существовала как Ульяновский район Куйбышевской области.

В своем труде «Церковь в узах» протоиерей Алексий Скала говорит о том, что Управлением НКВД был утвержден «план», согласно которому на территории Куйбышевской области (вместе с Ульяновским районом) предписывалось расстрелять 1000 человек, а 4000 – осудить на разные сроки. План перевыполнили: на территории только Ульяновского района за один год было расстреляно более 1500 человек, а репрессировано более 8000.

 Результатом стало закрытие почти всех храмов на территории епархии, в самом городе не действовало ни одной церкви к началу Великой Отечественной войны, не было ни одного архиерея, да и самой кафедры – она «пресеклась» 28 июля 1937 года.

Возрождаться Симбирская епархия начала осенью 1941 года. 7 октября Моссовет принял решение об эвакуации. В город Чкалов – ныне Оренбург – отправились представители Московской Патриархии. Поезд из столицы отправился 14 октября. На тот момент 73-летний митрополит Сергий (Страгородский), будущий Патриарх, был серьезно болен, еще 12 октября он составил завещание. В пути на станции Рузаевка ему стало совсем плохо, температура поднялась до 40 °С. Было принято решение направиться в более близкий город. Таковым оказался Ульяновск.

На тот момент он был переполнен предприятиями, организациями, работниками наркоматов и учреждений. Размещением занимались председатель горисполкома Михаил Семенович Погоняев и его заместитель Иван Михайлович Солнцев, который позже вспоминал: «Нужно было открыть три закрытые церкви. Все это было поручено мне. И я поехал осматривать помещения бывших церквей на улице Водников (так называлась в те годы улица Корюкина – прим. авт.), на Куликовку и на кладбище. На улице Водников в здании было размещено общежитие рабочих завода имени Володарского, на Куликовке – мастерская по ремонту солдатского обмундирования. Кладбищенская церковь была пустая, свободная. Иконы, иконостасы, ризы и прочая церковная утварь находились на складе во дворе горисполкома, на улице Льва Толстого».

 Через неделю после прибытия, 26 октября, митрополит Сергий совершил первое в Ульяновске соборное служение в Воскресенской церкви.

Интересно, что в ней служил потом священник Петр Трофимов. В анкете 1944 года он писал о сыне Александре: «В настоящее время находится на фронте, был ранен, по излечении опять направлен на передовую, стойко защищает свою Родину от ненавистного врага-немца». Что примечательно, сам батюшка именовал кладбищенский храм собором – ведь в нем служил глава Православной Церкви.

Но, конечно, эта церковь не могла стать Патриаршим собором, полуразрушенные Германовский собор и Владимирскую (Ильинскую) церковь не было возможности быстро привести в достойный вид, и центр Патриархии разместился в здании, бывшем когда-то костелом. Именно это здание и стало Казанским Патриаршим собором. Новую церковь освятил митрополит Сергий 30 ноября 1941 года.

За всю историю город Ульяновск и верою живущие в нем не видели у себя такого сочетания иерархов, как за время пребывания блаженнейшего митрополита. В наш город часто приезжали митрополит Ленинградский Алексий (Симанский) – будущий Патриарх Алексий I; митрополит Николай (Ярушевич) и многие другие. В документах Патриархии, книгах и журналах, выпущенных в эвакуации, местом издания указан «Богоспасаемый град Симбирск».

В ноябре 1941 года пустовавшая четыре года Ульяновская кафедра обрела своего архиерея. Преосвященным стал архиепископ Иоанн (Соколов). Находившийся до этого на покое по болезни (после освобождения из заключения), он прибыл в Ульяновск в небольшой свите митрополита Сергия в качестве его личного духовника. 14 августа 1942 года преосвященный Иоанн был переведен в Ярославль, и ровно год обязанности Ульяновского архиепископа исполнял сам митрополит Сергий.

За первые два года войны, сначала из Москвы, а потом из Ульяновска, Патриарший Местоблюститель обратился к пастве более чем с 20 воззваниями о помощи фронту. Из Ульяновска прозвучал призыв митрополита Сергия о сборе пожертвований в Фонд обороны. К лету 1942 года верующими нашего города было собрано более 3 миллионов рублей. 30 декабря 1942 года митрополит Сергий издал обращение о сборе средств на танковую колонну: «Повторим же от лица всей нашей Православной Церкви пример преподобного Сергия Радонежского и пошлем нашей армии на предстоящий решающий бой, вместе с нашими молитвами и благословением, вещественное показание нашего участия в общем подвиге: соорудим на наши церковные пожертвования колону танков имени Димитрия Донского». И.В. Сталин прислал в Ульяновск ответную телеграмму: «Прошу передать православному русскому духовенству и верующим мой привет и благодарность Красной Армии за заботу о бронетанковых силах Красной Армии».

На собранные средства было построено 40 танков, переданных 8 марта 1944 года 38-му и 516-му танковым полкам. Кроме танковой колонны, была построена эскадрилья самолетов имени Александра Невского, внесено в Фонд обороны более 300 миллионов рублей, большое количество драгоценностей и вещей. Только от Ульяновского Казанского Патриаршего собора в Фонд внесено около 100 тысяч рублей.

 Митрополит Сергий, живя в нашем городе, не отступал от своих правил: он много сил и времени отдавал молитве. Один интересный факт есть в воспоминаниях его келейника, отца Иоанна Разумова. 2 февраля 1943 года, будучи сильно больным, митрополит Сергий с трудом поднялся с постели и, положив три поклона, произнес: «Господь воинств, сильный в брани, низложил восставших против нас. Может быть, это начало будет счастливым концом». Наутро радио объявило о разгроме гитлеровских войск под Сталинградом. Проповеди митрополита Сергия собирали множество благоговейно слушавших людей. Многим запомнились его доброта и приветливость.

В июле 1943-го в здании закрытой в 1931 году Владимирской (Ильинской) церкви на Советской улице (ныне улица Спасская) состоялось предсоборное совещание иерархов Русской Православной Церкви, на котором митрополит Сергий был рекомендован к избранию Патриархом Московским и всея Руси. Вскоре он покинул Ульяновск, прибыв 31 августа в Москву. 8 сентября состоялся Архиерейский Собор, первый после 1918 года, избравший владыку Сергия Патриархом Московским и всея Руси. Интронизация проходила 12 сентября 1943 года в Московском Богоявленском соборе.

 Митрополит Сергий недолго управлял Русской Православной Церковью в сане Патриарха: 15 мая 1944 года он скончался. На вакантное место заступил избранный 4 февраля 1945-го митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий.

Перед отъездом из Ульяновска владыка Сергий выразил пожелание, чтобы это место на улице Водников именовалось Патриаршим подворьем в Ульяновске. Позже здесь служил архиепископ Иоанн (Братолюбов), управлявший епархией с 1953 по 1959 год. Но когда уполномоченный по делам религий добился упразднения кафедры в 1959 году, был закрыт и Казанский собор. На его фундаменте построили клуб. Долгое время на нем висела табличка, сообщавшая историю этого места. А потом здание снесли. Одним словом, ничего не сохранилось ни от церкви, ни от церковного домика.

 В 2015 году в память о Патриархе Сергии была открыта стела, которую освятил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Ольга Новосад

№ 9 (521) 13 мая 2020