Главная / Медиа / Газета "Православный Симбирск" / Покровский некрополь: стирая границы времени

Покровский некрополь: стирая границы времени

Водить экскурсии по нашему городу я начала еще старшеклассницей. В 1970 году в Ульяновске широко отмечали столетие со дня рождения нашего великого земляка (сами догадайтесь – кого), и в тот период у нас был неимоверный наплыв туристов! В маршруте «По Ленинским местам», конечно, была и могила его отца. У меня возникало недоумение: Илью Николаевича Ульянова – педагога, директора народных училищ – похоронили в сквере?..

Покровский монастырь

Говоря о Симбирске XVII века, мы можем вести речь о трех монастырях города: Спасский, Успенский (в 1670 году его первым разграбило и сожгло войско Степана Разина) и Покровский. Его в 1698 году основал площадный подъячий (сейчас бы сказали «нотариус, у которого контора на главной площади города») Петр Иванович Муромцев. Человек он был не бедный, благочестивый и набожный. После смерти супруги женился второй раз на Наталье Семеновне, урожденной Шильниковой, вырастил пасынка, но своих детей у него не было. Все накопления он завещал на развитие монастыря, в котором и хотел быть похоронен.

Часовня

Вначале он построил деревянный храм в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, но, вероятно, ранее главного придела был освящен боковой – в честь Покрова Божией Матери, поэтому монастырь стали называть Покровским. В 1720-1724-х годах вместо деревянной церкви был возведен каменный четырехпрестольный Благовещенский собор, однако монастырь продолжал именоваться Покровским.

Архиерейский дом

Обитель постепенно росла: была построена деревянная Митрофаниевская церковь, братские корпуса, многочисленные хозяйственные здания. Территория монастыря была обнесена каменной оградой; до самой Свияги простирался огород.

В 1832 году Симбирский Покровский мужской монастырь был преобразован в Архиерейский дом, то есть стал резиденцией правящего архиерея в новоучрежденной Симбирской епархии.

В «столбцах» Покровского монастыря, хранящихся в фондах Ульяновского госархива, сказано, что 19 февраля 1846 года «в штат Архиерейского дома принята Казанско-Богородицкая церковь бывшей Жадовской пустыни». Это был период накануне возрождения обители после Указа о секуляризации церковных земель. Для встречи крестного хода с чудотворной Казанской Жадовской иконой Божией Матери в Покровском монастыре собиралось городское духовенство во главе с архипастырем, а также многотысячная толпа богомольцев. Участники крестного хода во главе с архиереем двигались из монастыря на встречу со святыней к пятой версте от Симбирска по Московскому тракту, где находилась каменная часовня.

Монастырское кладбище

Проходя по скверу с группой туристов в 1970-м, я каждый раз испытывала неловкость: из земли кое-где торчали присыпанные землей углы надгробий. Говорить о том, что здесь когда-то было кладбище монастыря, а уж тем более, что захоронение Ильи Николаевича было несколько сдвинуто, было  не принято. Не сомневаюсь, что многие об этом и не подозревали.

Недавно я услышала воспоминания архитектора Александра Варюхина о том, как они исследовали с отцом Алексием Скала этот сквер, когда в начале 90-х определяли место для строительства часовни. Батюшка попытался сдвинуть ногой какой-то камень, посмотрел внимательнее и резко обернулся к своему помощнику Михаилу Постнову: «Миша! Неси скорее лопату!» Так они откопали первое надгробие
с остатками неразборчивой надписи.

Кладбище было весьма небольшим – оно занимало пятую часть монастырской территории, около 3500 квадратных метров. Первыми, кого похоронили на территории обители, были его насельники-монахи. Самым ранним документированным фактом погребения в Покровском монастыре стало захоронение строителя Благовещенского собора П.И. Муромцева (+1728)и его супруги Н.С. Муромцевой (+1730). Согласно завещанию, они были погребены в приделе во имя Святителей Московских. И быть бы этому кладбищу простым окраинным местом упокоения монахов, если бы не вышедшее в середине XVIII века предписание о запрете погребений в городской черте. Указ постановил:  «мертвых человеческих телес, кроме знатных персон, внутри городов не погребать, а погребать их в монастырях и приходских церквах вне городов». Так кладбище Покровского монастыря на окраине Симбирска стало, выражаясь современным языком, элитным.

Здесь погребены представители почти всех дворянских симбирских родов: графа А.В. Толстого, князя С.Н. Хованского, барона А.П. Умянцева, Н.М. Булдакова, губернских предводителей дворянства И.А. Порошина, князя М.П. Баратаева, героя Отечественной войны 1812 года П.И. Юрлова, М.М. Наумова, В.Н. Поливанова, князей Трубецких, Тургеневых, Ухтомских, Хованских, Языковых. И сегодня за каждым метром земли – своя судьба и история.

Среди знаменитых и уважаемых людей города был похоронен и блаженный Андрей Симбирский – Андрей Ильич Огородников (+1841).

Бабушка рассказывала мне, что давным-давно в Симбирске жил необыкновенный человек. Все звали его Андреюшкой. Многие считали его странным, но он был безгранично добрым и прозорливым. Когда Андреюшка умер, его похоронили на кладбище Покровского монастыря. Но потом могилу закатали в асфальт. Однако люди помнили примерное место захоронения и часто приходили туда рано-рано утром – чтобы было меньше глазеющих вокруг. Они становились на колени и со слезами просили у него о чем-то важном и сокровенном. Если люди были искренними, он всегда помогал им, будто сразу слышал.

Спустя почти полвека после бабушкиных рассказов, я прочла в подшивке «Православного Симбирска» за 1997 год, что рядом с блаженным была похоронена его племянница – Агафья ФаддеевнаОгородникова. Рассказывали, что она тоже в сильный мороз сидела долгие часы на скамейке, часто кормила голубей пшеном. Вспоминали, что после ее похорон со всех сторон слетелось множество голубей. Поворковав, они поднялись и исчезли. Но мне пока не удалось отыскать ни в архивных данных, ни в трудах отца Алексия документальные подтверждения этим сведениям.

Совсем недалеко от захоронения симбирского святого – могила И.Н. Ульянова (+1886). Благодаря его неустанной работе инспектором, затем директором народных училищ, в Симбирской губернии за 16 лет открылось более 250 школ, из них 89 национальных. Наряду с методической помощью учителям, его стараниями зарплата педагогов выросла в два-три раза.

Как известно, он был верующим человеком. Когда Мария Александровна с детьми уезжала из Симбирска в Казань, все иконы из дома она отдала в Покровский монастырь.

Памятник на могиле Ульянова – в виде аналоя. Выполнен из местного материала – опоки. В советские времена крест на памятнике был срезан, а текст на страницах Евангелия замазан. Усилиями отца Алексия Скала крест восстановлен и освящен в июне 1999-го.

Множество историй хранит этот удивительный сквер. И не знать их – большое упущение. Однако мы ограничены форматом газетной статьи, поэтому расскажем лишь о некоторых людях, которые нашли свое последнее пристанище в Покровском некрополе.

Ивашевы Петр Никифорович (+1838) и его супруга Вера Александровна (+1837)

Петр Никифорович – генерал-майор, сподвижник Суворова, герой Очакова и Измаила, участник Русско-Турецкой войны, Отечественной войны 1812 года. Один из инициаторов создания в Симбирске памятника Н.М. Карамзину. Вера Александровна – дочь симбирского губернатора А.В. Толстого.

С помощью специалистов Казанского университета Петр Никифорович исследовал минеральные источники той воды, что сегодня мы называем «Волжанкой», в своем имении в селе Ундоры. Там же организовал водолечебницу, построил школу для крестьянских детей, стекольный и мукомольный заводы.

Последние годы жизни посвятил попытке смягчить участь единственного сына – декабриста Василия Ивашина. Умер скоропостижно, в одиночестве, жена почила годом раньше. Гроб с телом Петра Никифоровича преданные крестьяне не стали везти на лошадях, а несли на руках 40 верст из Ундор до монастыря.

Карамзин Василий Михайлович (+1827) и его дочь Ольга Васильевна Ниротморцева (+1831)

Старший брат писателя и историографа Николая Карамзина. После смерти родителей стал опекуном малолетних братьев. Именно его усердием и на его средства будущий известный историк получил образование и всю свою жизнь был благодарен Василию Михайловичу за его заботу и опеку.

Ольга Васильевна была талантливой художницей. Одна из ее картин – портрет отца – хранится в Ульяновском областном художественном музее. Скончалась спустя четыре года после смерти отца, согласно завещанию похоронена в семейном склепе на кладбище села Знаменка (ныне село Карамзинка Майнского района). В 1940-ые годы захоронение было превращено в мусорную яму. Останки В.М. Карамзина и его дочери были перезахоронены отцом Алексием на бывшем Покровском кладбище. Над могилой был восстановлен обнаруженный и собранный по частям памятник.

Историю перезахоронения помнят и сегодня очевидцы тех событий. Мне довелось услышать фразы: «Да-да, все так и было! А батюшку прямо с литии забрали под белы рученьки, посадили в уазик и увезли в милицию. Уголовное дело заводили. Потом, правда, закрыли».

Кирпичникова Анастасия Александровна (+1918)
вдова купца, краеведа, благотворителя и потомственного почетного гражданина Алексея Петровича Кирпичникова.

После смерти мужа продолжила его благое дело: жертвовала средства в пользу приютов Симбирска, а также на местные храмы – Вознесенский и Троицкий соборы, Тихвинскую церковь, Спасский монастырь. На пожертвования щедрой четы в 1893 году была построена богадельня, названная в честь почившего супруга Анастасии. Это здание сохранилось и до наших дней – сейчас в нем располагается УИГА имени Б.П. Бугаева. На средства Кирпичниковых и прочих жертвователей был установлен памятник на могиле блаженного Андрея (разрушен в 1930-е годы).

Среди интересных историй о захороненных на кладбище Покровского монастыря встречаются и поучительные.

Нездин Иван Сергеевич (+1830)

На сером памятнике в виде саркофага мы и сейчас можем увидеть надпись, неровно выцарапанную чем-то острым: «Надворный советник Нездин».

Иван Сергеевич был помещиком и однажды запорол кнутом насмерть своего крепостного. Сгоряча досталось и его беременной жене, посмевшей вступиться. Судить по закону помещика не стали, вместо этого отправили на покаяние в Покровский монастырь под надзор опытного иеромонаха. «А затем оставить сие на волю Божию…» – гласило предписание. Прошло полгода, помещик с нетерпением дождался своего избавления и прямиком из монастыря отправился в кабак. Покутив вволю, он выбрался из трактира, добрел до первой канавы, упал в нее, захлебнулся и умер. Хоронил и отпевал его на Покровском кладбище тот самый иеромонах. Так исполнилось предписание – свершилась воля Божия.

После 1917 года кладбище перестало быть сословным, здесь нашли место своего упокоения множество простых людей. Решение о его закрытии было принято в 1923 году, но последнее документированное свидетельство – захоронение Каролины Карловны Метт (+1925), жены известного симбирского врача.

Век ХХ

22 декабря 1920 года Симбирский губернский исполнительный комитет постановил ликвидировать Покровский монастырь для организации врачебно-питательного пункта на его месте. 3 мая 1932 года обитель закрыли. Предполагалось использование здания «для удовлетворения культурно-бытовых нужд рабочих города», а собор «как склад сельхозмашин». В итоге имущество и утварь были отобраны, а кладбище кощунственно уничтожено: памятники разбивали, склепы ломали, сбрасывали в образовывавшиеся ямы обломки, а в могилах искали драгоценности.

Благовещенский собор Покровского монастыря .

Фото начала 20 в.

В 1957 году на месте, где когда-то стояли монастырские ворота, поставили памятник И.Н.Ульянову. На пьедестале установлен его бюст, а у подножья – словно поднимающийся из самых низов России мальчик-пастушок в лаптях с книгой в руках. По мысли автора скульптуры М.Г. Манизера, композиция символизирует народное просвещение – дело всей жизни Ульянова.

Моя подруга студенческих лет, заслуженный учитель РФ Вера Владимировна Заработкина, детство которой прошло недалеко от Покровской площади, вспоминает, как дед приводил ее гулять в этот сквер, стоял у клумбы и горько плакал. А на вопрос: «Что ты, деда?», отвечал: «На этом месте похоронена твоя бабушка!»

Сохранение памяти

Изучением, документальным подтверждением, сохранением и восстановлением Покровского некрополя занимался протоиерей Алексий Скала. В своей книге «Симбирский Покровский некрополь» он перечислил имена 1405 человек, погребенных на кладбище обители. Низкий поклон батюшке за его служение и светлая ему память!

Часовня-памятник со списком «зде лежащих Симбирян» была возведена и освящена в 1995 году. В ее фундамент заложены четыре камня в форме креста, а в центр положен камень от храма Вознесения Христова в Иерусалиме и частица камня от фундамента Благовещенского собора Покровского монастыря.

С 1996 года проводились работы по извлечению памятников, надгробия чистили, реставрировали и бережно размещали на небольшом участке сквера. В 2008 году эту территорию обнесли оградой как символический уголок монастырского кладбища.

Возможно, вам будет интересно узнать, что сохранилось от монастыря до наших дней. Двухэтажное полукаменное здание братских келий (ул. Ульяновская, д. 25) используется сейчас как приходская трапезная, библиотека и воскресная школа. Дата его постройки – 1861-1863-е годы. Невдалеке под номером 25 А стоит здание 1841 года постройки. Это одноэтажный каменный флигель для певчих архиерейского хора. В феврале 1933 года по решению горсовета его передали в ведение организации «УльяновскГортоп». Сейчас здание сдается в аренду разным предприятиям.

***

Давно нет Покровского монастыря, как и кладбища, но умиротворение и покой остаются в этом месте и по сей день.

Ольга Новосад

№ 19 (555) 13 октября 20