Главная / Медиа / События / Симбирской епархией издана книга монахини Евфимии (Аксаментовой) «Увидеть однажды»

    Симбирской епархией издана книга монахини Евфимии (Аксаментовой) «Увидеть однажды»

    Это воспоминания об  архимандрите Кирилле (Павлове) — лаврском старце, духовном отце автора, почившем в феврале 2017 года после очень долгой и тяжелой болезни.

    Книга рассказывает о жизни и служении «всероссийского духовника», к которому в 1970-е – 2000-е годы обращались за духовным советом сотни тысяч верующих людей. О нем можно сказать словами Евангелия: Вы — свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы (Мф. 5, 13). И в то же время его собственная жизнь была столь сокровенной, что до сих пор о ней известно очень мало. Воспоминания автора помогут читателю разобраться во многих сложных вопросах: в чем состоит духовная жизнь, в чем суть старческого служения, как можно было перенести тот сокровенный и непостижимый «подвиг терпения», который нес батюшка в своей болезни на протяжении тринадцати лет?

    Книга рекомендована к публикации Издательским советом Русской Православной Церкви, ИС Р22-120-0477.

    В предисловии от издателей говорится:

    В его многолетней жизни в монастыре не было ярких заметных внешних событий. Он не изрекал пронзительных и всеохватных пророчеств. Не оставил после себя обширных богословских трудов. Остались только проповеди, бережно собранные и изданные людьми, дорожившими его тихим словом.

    Но именно отец Кирилл как никто другой чувствовал и понимал человеческую душу. Ему открывалось то, что пришедший к нему человек иногда и сам-то знать о себе не хотел…

    Его же собственная внутренняя жизнь была и осталась тайной за семью печатями.

    Знавшие батюшку люди говорят, что у него была особая манера вести беседу с человеком — вдумчиво, неспешно, любовно, уважительно. Так же неспешно и с величайшей теплотой ведет свой рассказ автор. Благодаря этому у читателя — человека нашего суетного, подчас жестокого времени, с его характерным поверхностным отношением ко всему и вся, — постепенно происходит перенастройка духовного зрения: «Действительно духовное, великое начиналось, оказывается, с совершенно простых и незаметных, даже ничтожных, само собой разумеющихся вещей».

    Есть вопросы церковной, духовной жизни, относительно которых у современного человека сформировалось совершенно искаженное представление. Один из них такой: в чем суть старческого служения? Так и отца Кирилла при жизни понимали и принимали далеко не все: «Вот наш батюшка, отец N — это да! Он прозорливец, он все-все тебе скажет! А уж проберет так проберет! А что отец Кирилл?.. Он хороший, конечно, но так… ничего особенного».

    Но именно он был «как сверхточный барометр, который удивлял своей чуткостью к духовным состояниям человека».

    Отец Кирилл учил скромному христианскому деланию, тихому, но важнейшему делу на земле: читать Евангелие и исправлять свою душу. «Ему, почти восьмидесятилетнему, старцу всегда было над чем в себе поработать. Всегда было что в себе исправить. И от этого сама жизнь вокруг него, во всем богатстве своих сложностей, недоумений, больших и малых испытаний, становилась интересной и красивой, преображалась и несла в себе благодатное назидание».

    Бог судил отцу Кириллу — человеку несомненно праведной жизни! —понести тяжелейший крест болезни, обездвиженности после инсульта. Это был особый подвиг терпения, который продлился целых тринадцать лет. «Почему?… Для чего?… Как может человек это перенести?..». Конечно, это тайна судеб Божиих, тайна будущего века. Но благодаря такту и пониманию автора мы хоть немного продвинемся к ответу, читая эту книгу.

    «Отец Кирилл был именно счастлив в своей вере. Глубоко счастлив. И это его неподдельное счастье было лучшей проповедью Евангелия. Всем нам, хорошим и плохим, мягким и неуравновешенным, образованным и простецам, — всем хотелось приобщиться этому счастью человека, влюбленного в Бога», — так пишет о вере отца Кирилла автор книги».

    Теперь к этому счастью — счастью искренней веры — и тайне великой верующей души сможет приобщиться читатель.